Несколько тезисов к вопросу решения проблемы отечественной продовольственной безопасности с позиции экологов.

Автор: admin от 13-08-2015, 12:40, посмотрело: 1008

0
  1. Экономическое состояние отрасли. С августа 2012 года после вступления в ВТО, после начала действия договоренностей, подписанных нашей страной, де-факто величина господдержки отечественного сельского хозяйства в рамках «желтой корзины» ВТО ограничилась 5% бюджета гектара.
    В феврале 2015 г. бывший министр сельского хозяйства страны Николай Федоров озвучил следующие цифры: рентабельность сельхозпредприятий страны – минус 2%. С господдержкой мы имеем плюс три процента.
    Необходимая величина доходности отрасли (величина рентабельности активов) считается 30%. Цена банковских кредитов в сельском хозяйстве на весну 2015 г. была 25% и более. Величина банковской задолженности сельхозпредприятий на 2014 г. превышала объём произведенной продукции в сельском хозяйстве в денежном выражении.
    Вывод: экономических резервов для рывка в области достижения продовольственной независимости в РФ на данный момент нет. Выступления представителей власти относительно решения проблемы продовольственной безопасности носят декларативный характер.
  2. В сельском хозяйстве страны создалась ситуация, которую мы называем агротехнологическим коллапсом. «Умные советы» представителей сельскохозяйственной науки, основанные на разработанных в 80-е годы ХХ столетия агротехнологиях входят в противоречие с экономической ситуацией в хозяйствах и не могут быть реализованы. С конца 60-х годов в нашей стране повсеместно внедрена агротехнологическая модель основателя «зеленой революции» Нормана Борлоуга. Она держится на четырех «китах»:
    А). лучший сорт или гибрид
    Б). много-много минеральных удобрений
    Г). дорогостоящие химические средства защиты растений
    Д). по-возможности, полив.
    В своей книге «Семена разрушения: тайная подоплека генетических манипуляций» 2007 американский экономист Уильям Энгдаль, описывая эту ситуацию, указывает на несколько моментов:
    А). Данная модель оказалась эффективной в мире только на 20% почв. На остальных начали происходить активные процессы деградации.
    Б). Возникла тревожная зависимость сельского хозяйства многих стран от производителей химических средств защиты растений, которые объединены в транснациональные корпорациии.
    Г). Производство семян высокопродуктивных сортов и гибридов также оказалось сосредоточено в руках транснациональных семеноводческих корпораций, которые имеют последнее время тенденцию слияния с химическими. Также в этом контексте идёт создание ГМ-сортов сельхозкультур, биобезопасность которых до сих пор не доказана.
    Д). В мире наблюдается тревожная тенденция блокирования на национальном уровне развития иных, альтернативных химическим подходам агротехнологий.
    От себя добавлю, что в РФ по семенам кукурузы и подсолнечника – 75% это импортные семена. Производство химических пестицидов отечественное строится исключительно на импортном сырье, чаще китайском, т.к. еще в 70-80 х гг. по какой-то досадной случайности в СССР отказались от производства собственных пестицидов. Существующие отечественные производства основаны лишь на приготовлении смесевых композиций из импортного сырья. И именно здесь, в абсолютной зависимости от импорта химии и семян мы видим проблему в создании Системы национальной продовольственной безопасности.
    К этому хочу добавить ещё несколько моментов:
    Из-за диспаритета цен, рост цен на химические препараты и минеральные удобрения значительно опережает рост цен на сельскохозяйственную продукцию, ввиду чего основная часть прибыли в сельском хозяйстве уходит к химикам. Причем эффективность химических удобрений из-за биологической деградации почв неуклонно снижается. Так в середине 60-х считалась нормативной величина прибавки зерна от килограмм сложных NPK-удобрений – 6-6,5 кг зерна. К началу 90-х этот показатель  уменьшился до 4-4,5 кг. Сейчас это - 3-4 кг, что при такой прибавке делает применение минеральных удобрений при выращивании полевых культур экономически нерентабельным. Именно этот момент, а не отсутствие оборотных средств у сельхозпредприятий, в первую очередь, привело к резкому снижения спроса на минеральные удобрения в нашей стране, где только 20% отечественного производства идет на поля, а остальное уходит на экспорт.
  3. Животноводство, поставляющее продукцию, а также органическое вещество для поддержания углеродного баланса почв, с привязанными к нему севооборотами по производству фуражных культур, в том виде, как мы привыкли рассуждать, осталось в прошлом, и очень плохо просматривается в туманном будущем. Поголовье крупного рогатого скота молочного и мясного направления в стране доведено до минимума. Дефицит своего молока покрывается за счет импортных молочных продуктов и импортного молочного порошка. Вместо производства мяса КРС мы имеем экпоненциальный рост производства «быстрого» мяса – свинины и бройлерной птицы с нерешенной в стране проблемой поступления миллионов тонн продуктов их жизнедеятельности 2 и 3 классов опасности, т.е. которые невозможно применять для удобрения полей без переработки из-за риска разрушения природных и культурных экосистем. Всё это захоронивается в лагунах и балках природного происхождения, причем власти и экологи вынуждены смотреть на это «сквозь пальцы», т.к. экономических ресурсов у сельхозпроизводителей на сегодня нет, также, как и нет приемлемых технологий переработки. Государство платить за утилизацию не хочет, а, возможно, и не может. Выстроенных моделей животноводство-растениеводство, в рамках сельского хозяйства образца 80-х - нет.
  4. Несколько слов о плодородии почвы. Несмотря на то, что эта тема часто обсуждается, и есть попытки внести в законодательную базу законы по охране плодородия почв, термин «плодородие почв» давно не обновлялся, и существует только гостовское, ещё советских времен определение, хотя представление об этом феномене меняется. Существуют две точки зрения на ПЛОДОРОДИЕ почвы.
    АГРОХИМИКИ изучают аспекты почвы, связанные с представлением о МИНЕРАЛЬНОМ ПИТАНИИ растений, и изучают наличие и формы доступных для питания растений основных элементов: азот-фосфор-калий плюс микроэлементы. Поэтому, в представлении агрохимиков, ПЛОДОРОДИЕ рассматривается только в контексте наличия элементов минерального питания, а способы увеличения ПЛОДОРОДИЯ в виде внесения химсоединений-минудобрений солей этих элементов. Отсюда их девиз: «Сыпь больше селитры и будет тебе счастье!».
    ПОЧВОВЕДЫ изучают аспекты почвы, связанные с аспектами образования почв и их функционированием. По Ю.Либиху мы берем из почвы для выращивания урожая вышеупомянутые химические элементы и должны их туда возвратить), также необходимо минерализовывать, т.е. разлагать до неоганических соединений растительные остатки и другие виды органических соединений почвы. ПОЧВОВЕДЫ же утверждают, что в почве со времен ОНО идет непрекращающийся ПРОЦЕСС ЕСТЕСТВЕННОГО ПОЧВООБРАЗОВАНИЯ, которое заключается в том, что растения поставляют в почву в виде корневых выделений и растительных остатков органическое вещество, которое служит источником питания для обитающих в почве (и особенно в РИЗОСФЕРЕ – корневой зоне) микроорганизмов, которые выделяют сильные химические вещества, растворяющие почвенные минералы, благодаря чему химические элементы таблицы Менделеева, содержащиеся в них,  переходят в доступные для растений формы. Также, для функционирования всей биологической системы нужен элемент азот, который связывают из воздуха ряд специализированных микроорганизмов почвенного сообщества. Поэтому микробную биомассу (и всю живую биомассу – дождевые черви и пр.) и то, чем она питается нужно не минерализовывать, а беречь и накапливать. Также можно и нужно управлять составом этой биомассы, тогда «завод» по производству питания для растений будет бесплатно работать на нашем поле.
    С практической точки зрения нас интересует вопрос: насколько интенсивен естественный процесс ПОЧВООБРАЗОВАНИЯ и может ли он обеспечить поступления элементов питания в достаточной мере для формирования больших урожаев. Можно ли управлять интенсивностью процессов почвообразования? (Мы на своих полях это смогли сделать (построив агротехнологии на основе НОВОЙ СИСТЕМЫ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ о почвенных процессах), а также ряд передовых агротехнологов и фермеров (независимо от нас)). Но этим наши ПОЧВОВЕДЫ не занимаются, а занимались «смежники» из Института биохимии и физиологии растений и микроорганизмов РАН и ряда других в период до 1989 года, как раз в рамках изучения взаимоотношений в системе РАСТЕНИЯ-МИКРООРГАНИЗМЫ-ПОЧВА. В 80-е у нас в стране работало в этом направлении несколько научных групп, но при позднем Горбачеве ЦЕНОЛОГИЧЕСКОЕ направление было упразднено, а после распада Союза остатки разработок и разработчиков в том направлении были разделены госграницами новых государственных образований. Кстати, нужно отметить, что тема низкой эффективности применения минудобрений в нашей стране даже не обсуждается.
  5. От изменения величины эффективности минеральных удобрений мы переходим к биологической деградации почв, являющейся основной причиной этого явления. Величина живой биомассы в целинных почвах РФ колеблется от 25-30 тн/га на Юге России до 12-15 тн/га в центральных районах. В результате хозяйственной деятельности человека в системе основной агротехнологической модели, эта величина упала до 2,5-1,5 тн/га. В настоящее время уже появился и используется термин «мертвые» черноземы. Потеря гумуса за счет минерализации, происходила и происходит как раз за счет лабильной части гумуса (той части, которая и определяет состояние живой составляющей почв). Потеря 15 тн биомассы на гектаре в среднем привела к потере (при пересчете на миллион гектаров) – 15 000 000 тн, на 100 млн га обрабатываемых в РФ земель – 1 500 000 000 тн. Степень распаханности земель в РФ составляет от 25 до 75% в зависимости от региона. Живая биомасса почв является одним из основных факторов биорегуляции геобиоценозов, и потеря миллиардов тонн живой биомассы, делает общую ситуацию крайне неустойчивой.
  6. В начале нулевых годов американцами был запущен термин «здоровье почвы». В интерпретации акад. М.С.Соколова  «здоровье почвы» (как компонента наземных экосистем) – это функция ее экологической устойчивости, реализуемая посредством таких имманентных ее составляющих, как:
    а) оптимально сбалансированное и адаптированное к экоресурсам биоразнообразие педоценоза;
    б) самоочищение почвы от загрязняющих веществ (осуществляемое их биотрансформацией и/или соокислительной деградацией, либо сорбцией  поллютантов почвенно-поглощающим комплексом);
    в) супрессия сапротрофными микробами-антагонистами вредной биоты – фитопатогенной и санитарно-показательной.
    Если прокомментировать эту теоретическую модель
    БИОЛОГИЧЕСКАЯ ДЕГРАДАЦИЯ ПОЧВ как следствие использования химической модели земледелия привело к тому, что сегодня, к сожалению, в некоторых почвах отдельные виды микроорганизмов находятся на грани исчезновения. Их место занимают нетипичные для почвообразовательных процессов и эффективного взаимодействия с растениями микроорганизмы. При этом корни растений заселяют неспецифичные микроорганизмы, которые, соответственно, выполняют и нетипичные функции – они не «кормят» сельскохозяйственные культуры элементами питания, а паразитируют на растительном организме. Последствия известны – даже при достаточном обеспечении минеральным питанием растения не могут сформировать полноценный урожай. При сохранении в агрохимии и земледелии существующих сегодня точек зрения на проблему корневого питания растений перспектива превращения почвы из «живого тела» (по выражению В.В.Докучаева) в «субстрат» неизбежна. (см. работы акад. НАН Украины В.Волкогона).
    Последние годы мы столкнулись с эпифитотиями (эпидемиями) новых смешанных болезней растений, где патогенами являются и патогенные грибы, и перешедшие к паразитизму на растениях ряд бактерий. При анализе бактериального компонента обнаружено, что в природном агрессивном комплексе с патогенной бактерией Pseudomonas syringae присутствуют генетически модифицированные штаммы (ГММ) искусственного происхождения с высокой вирулентностью. Эффективных методов контроля отечественной наукой не предложено, и не разрабатывается.  Как следствие – недобор урожая зерновых в стране 40% и более, большие неэффективные затраты на химические средства защиты растений (увеличение использования химических средств защиты растений с 2000 г. в десять раз не привело в стране к увеличению вала производства зерна). Увеличивающиеся затраты на химическую часть бюджета гектара в западном мире в том или ином виде компенсируется властями. У нас же эта – некомпенсируемая часть затрат, а также потери от уменьшения плодородия почв и от болезней растений из-за биологической деградации почв «съедают» рентабельность сельхозпроизводства
  7. Негативное влияние на здоровье людей и животных, продуцируемых патогенными бактериями и грибами бактерио- и микотоксинов замалчивается. Нам доступны научные результаты исследований немецкого происхождения, показывающие, что последние несколько лет из органов и крови человека выделяются патогенные грибы – возбудители болезней растений (см. проф. О.Монастырский (ВНИИ биологической защиты растений), акад. М.М.Левитин (ВИЗР)).
    Токсичность продуктов питания и фуража для животных – не единственный аспект, который тревожит ЭКОЛОГОВ. Несмотря на значительное уменьшение количества используемых минеральных удобрений в стране в настоящее время по сравнению с советским периодом, мы имеем проблему с огромной силы негативным воздействием токсинов нарастивших свою массу патогенных микроорганизмов, которые заместили в почве агрономически ценные и супрессивные виды микроорганизмов. Смываемые с вешними водами с полей, а также во время выпадения осадков, они оказывают негативное влияние на экосистемы рек и водных бассейнов. Причем не всегда экологи понимают, что им приходится бороться со следствием разрушенного БИОЦЕНОЗА ПОЧВ, когда ПОЧВЫ утрачивают свои биостабилизирующие и биорегулирующие функции в результате неправильной хозяйственной деятельности сельхозпроизводителя, что именно является первопричиной алголизации водоёмов и пр.
  8. Модель Нормана Борлоуга, увы, до сих пор является главенствующей в наших институтах. Чтобы изменить ситуацию в сельском хозяйстве к лучшему, необходимо совершить принципиальный отход от модели Нормана Борлоуга.
    Говоря о проблемах отечественной сельхознауки, необходимо вспомнить что сельхознаука оказалась неспособной к переменам в эпоху 1990-х годов, т.е. при резком падении уровня государственного финансирования. Впрочем, после перестройки еще какое-то время сохранялась часть экспериментальных хозяйств при научно-исследовательских институтах. в тот короткий период государство выделяло достаточно много денег. Однако после того, как начались проблемы с финансированием, большая часть экспериментальных хозяйств перестала существовать, они либо акционировались, и смогли продолжить существования как обычные сельхозпредприятия, либо разорились, часть земель перешли в залежи, либо были распроданы. Часть грамотных работников Россельхозакадемии уехала за границу. После сокращения финансирования, руководством Россельхозакадемии была сделана попытка изменения устава академии, после принятия которого Россельхозакадемия самоустранилась от решения прикладных проблем в сельском хозяйстве и провозгласила приоритетным проведение только фундаментальных научных исследований. Иными словами, ученые отстранились от решения реальных проблем практиков. Когда власти в эпоху президенства Дм.Медведева попытались разобраться, почему у нас не решаются актуальные проблемы земледелия, и обратились с этим вопросом в Россельхозакадемию, от них последовал ответ, что подобными вещами академия не занимается, на ее плечах лишь фундаментальные исследования. Естественно, за этим последовала череда скандалов, которые привели к объединению Россельхозакадемии и РАН и созданию ФАНО, однако насущных проблем сельского хозяйства это так и не решило.
  9. Проблема продовольственной системы безопасности страны настолько серьёзна, что просто так от неё отмахнуться нельзя. Однако в системе существующих представлений и в рамках существующих экономических возможностей она не решается. В этом контексте проблему продовольственной безопасности никто не рассматривает. В настоящее время крайне необходима смена системы представлений и создание на их основе новой концептуальной агротехнологической модели сельского хозяйства.
    И одной из основных причин сложившейся ситуации является катастрофическое отставание отечественной сельхознауки: институты Россельхозакадемии не могут подсказать путей повышения рентабельности сельхозпредприятий, они практически не владеют способами управления экономикой современного сельхозпроизводства
    За последние 30–40 лет основным драйвером развития сельскохозяйственных технологий в мировом сельском хозяйстве стали передовые фермеры, которые не боялись экспериментировать у себя в хозяйствах. Во всем мире такие фермеры являются движущей силой науки: ученые оценивают результаты работы такого фермера-экспериментатора, а потом подводят под эти результаты теоретическую базу. Собственно, и у нас когда-то это было: народный академик Т.С.Мальцев предложил систему минимальной обработки земли, институт Бараева подвёл под это научную базу, и это стало внедряться по всей стране. В США, например, сейчас очень успешно работает цепочка «фермер-экспериментатор — ученый — консультационные центры, тиражирующие опыт фермера». Система высокоэффективного сельскохозяйственного консультирования — одно из слагаемых эффективного сельского хозяйства. А в нашей стране, созданная «по образу и подобию» западной, отечественная система сельскохозяйственного консультирования функционирует, в целом, плохо и, чаще всего, лишь создает видимость деятельности.
  10. Очень продуктивным, с нашей точки зрения, поиск агротехнологических идей и подходов может быть в области наработок в альтернативных системах земледелия от биодинамических моделей до систем землепользования без обработки почвы – No-Till и Zero-Till в вариантах от аргентинского до австралийского, т.к. площади их внедрения в мире достаточно значительны. Биодинамики имеют только в Австралии – 1 млн га, а система прямого посева в мире применяется более чем на 150 млн гектаров. Представляет интерес изучение наработок советских ученых в «дохимическую» эпоху, т.е. до середины 60-х годов ХХ столетия.
    Нам необходима система земледелия и технология выращивания культур, которая:
    А). Обеспечивает достаточный уровень рентабельности растениеводства;
    Б). Обеспечит восcтановление и повышение почвенного плодородия, а не приведет к  деградации почвы;
    В). Позволит будущим поколениям иметь почву с более высоким уровнем плодородия!
  11. Мировой опыт показал эффективность работы национальных агротехнологических институтов (как правило создаваемых под министерствами развития экономики) типа INTA в Аргентине, Бразильской сельскохозяйственной исследовательской корпорации Embrapa и ряда других в странах БРИКС, совершивших в последние 2-3 десятилетия грандиозный рывок в производстве продовольствия.
  12. Цель создания агротехнологического комитета при Национальной технологической палате в конце 2014 года - в консолидации усилий по созданию, сбору и внедрению современных агротехнологий, которые помогут создать в России высококонкурентное и высокорентабельное сельскохозяйственное производство. Мы утверждаем, что поля «боевой и трудовой славы» в России, где внедрены новые технологии, где рентабельность производства зерна достигает 200 и более процентов уже есть. Осталось дело за малым – сделать эти результаты массовыми.

 

Председатель агротехнологического комитета в Национальной технологической палате,
ген.дир. ГК БИОЦЕНТР Харченко Александр Генрихович

8 915 34 888 10

Категория: Статьи

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

На сегодняшний день анонсов нет.

(c) 2017 Все права защищены.
Копирование материалов возможно только
с письменного разрешения руководства группы компаний Биоцентр.