Новая система земледелия

Автор: Admin от 1-04-2014, 19:04, посмотрело: 6535

0

Основные этапы внедрения метода NO-TILL

(расширенный обзор)

Скачать версию для печати (.pdf)

«NO-TILL- не панацея: такой в сельском хозяйстве просто не существует. Скорее, это часть большего, развивающегося видения самовосстанавливающегося сельского хозяйства, в котором разнообразие фермерских методов от NO-TILL до органических – и комбинации обоих считается правильными и необходимыми. Мы считаем, что все фермеры, в конце концов, должны перейти к почвозащитному сельскому хозяйству и, если возможно, к NO-TILL на своих фермах.»

Журнал Scientifi c American.

NO-TILL – «нулевая технология» - термин, пришедший к нам из Северной Америки. На слуху в нашей стране он сравнительно недавно. В Англии для описания этого процесса применяется словосочетание «прямой посев». В России часто пользуются термином «беспахотное или сберегающее земледелие», которое, правда, по значению несколько шире. Эти термины используются как синонимы.

В отличие от стран Запада, где контролем экономической ситуации в сельском хозяйстве занимаются политики и ими принимаются государственные решения, в России сельхозпроизводители предоставлены сами себе и фактически имеют полную свободу принятия решений.

 

.
.

Плодородие почв в результате варварской эксплуатации истощилось. Миллионы гектаров полей были выведены из сельхозпроизводства и превратились в заросшие кустарником и лесными деревьями залежи и перелоги. Южные черноземы, имеющие более высокий потенциал плодородия, еще «держатся», давая урожай, хотя потенциал их заметно падает.

.
.
.

 

Общий системный кризис в стране в 90-е годы привел к тому, что сельскохозяйственное производство стало нерентабельным, деградировало. Во многих хозяйствах произошел переход от системы севооборотов, разработанных советской сельхознаукой, к примитивной двуполке.

Плодородие почв, накопленное за прошедшие годы при участии государства (см. Программу «Плодородие», когда за счет государства производились работы по известкованию и фосфоритованию почв и другие способы повышения плодородия почв) за 8-10 лет в результате варварской эксплуатации истощилось. Миллионы гектаров полей были выведены из сельхозпроизводства и превратились в заросшие кустарником и лесными деревьями залежи и перелоги. Южные черноземы, имеющие более высокий потенциал плодородия, еще «держатся», давая урожай, хотя потенциал их заметно падает.

Идея «беспахотного земледелия» оказалась привлекательной для хозяйственников тем, что обещала значительную экономию горючего, повышение урожайности и т.д. и в конечном итоге повышение рентабельности сельхозпроизводства. Этому способствовало то, что на рынке сельхозтехники появились продавцы западной техники для NO-TILL,умело предлагающие свой товар. Полученные в банках под проценты деньги были потрачены на приобретение новой техники, посевные комплексы вышли на поля. Все ожидали богатые урожаи, и… через 2-3 года те земледельцы, которые инвестировали деньги в новую технику для NO-TILL, оказались на грани банкротства. Урожаи резко упали. Некоторые, прежде благополучные хозяйства, стали получать по 7-10 ц/га зерновых, а надо было еще выплачивать взятые кредиты. Оптимизм и подъем при покупке посевных комплексов сменился раздражением и унынием.

Стал вопрос: кто виноват? Казалось, был опорочен метод, который оказался эффективным на 140 млн гектаров земель во всем мире (примерно 10% всех сельскохозяйственных угодий) и неэффективным в нашей стране. Ведь действительно преимущества метода, который особенно рекламировали продавцы импортной техники, не подтвердились на практике. Обратились за ответом к отечественной сельхознауке и в ответ услышали за плохо скрываемым злорадством, что ведь предупреждали, что то, что хорошо на Западе, для вас не подходит, и надо пахать и не забивать новшествами себе голову.
Делались ссылки на результаты якобы проведенных работ в этом направлении в Немчиновке в НПО «Нечерноземье».

Новая система земледелия

Однако в нашей стране и ближнем зарубежье все-таки оказалось несколько расположенных в совершенно различных климатических условиях хозяйств, у которых все получилось. И увеличение урожая, и экономия средств, и увеличение почвенного плодородия, стабильность и высокая доходность производства, и прочее.

В чем же секрет? Секрет в том, что одни применили метод бездумно, ожидая, что можно ничего особенного не делать и получать богатый урожай, и проиграли, другие смогли перейти на новую производственную систему с отказом от пахоты, подразумевающую радикальную внутреннюю перемену.

Обратимся для понимания к мировому опыту.

Существуют две различные системы земледелия, две различные парадигмы сельскохозяйственного производства.

Старые системы понятий и воззрений следующие:

  1. вспашка почвы необходима для выращивания культур.
  2. растительные остатки – это отходы производства. Их заделка в почву осуществляется с помощью плуга.
  3. допустимо сжигать растительные остатки.
  4. почва остается без покрова на протяжении недель и месяцев.
  5. использование большого количества химических веществ в виде минеральных удобрений и средств защиты растений приводит к большому давлению на почвенные процессы.
  6. борьба с насекомыми-вредителями производится исключительно с помощью химических препаратов.
  7. эрозия почвы воспринимается как обычное явление при выращивании сельскохозяйственных культур.

Старые системы воззрений приводят к повышенной эксплуатации почвенных ресурсов и их деградации. В сельскохозяйственном процессе присутствует высокая степень рисков.

Новые системы понятий:

  1. пахота не является важнейшим компонентом при выращивании культур.
  2. растительные остатки являются ценным продуктом и должны находиться на поверхности почвы в качестве мульчи.
  3. сжигание растительных остатков (мульчи) запрещено.
  4. наличие постоянного почвенного покрова.
  5. упор на развитие биологических процессов, обеспечивающих высокое плодородие почв.
  6. биологическая борьба с насекомыми-вредителями.
  7. водная и ветровая эрозия являются симптомом того, что для данного поля или экосистемы используются неподходящие методы обработки.

Новые воззрения приводят к рациональному, учитывающему все особенности местности, использованию почвенных ресурсов.

Если земледельцы морально не подготовились к этой перемене, они всегда будут находить оправдания пахоте, возвращению к традиционным методам возделывания.

Согласно Биберу (Bieber (2000)) «NO-TILL – не только фермерский метод – это внутренний принцип. Если вы в него не верите, вы ничего не добьетесь».

Другими словами, если земледелец хочет преуспеть, применяя систему NO-TILL, сначала он должен принять эту перемену. Для того, чтобы успешно использовать NOTILL, необходимо радикально изменить свое отношение к традиционным методам. Это касается не только крестьян, но и научных работников, работников сельхозуправлений по развитию и продвижению системы в сельских регионах и политиков. Наличие или отсутствие убежденности в том, что получится, по всей видимости, – самая большая проблема при внедрении метода NO-TILL в большей части мира.

 

.
.

Наличие или отсутствие убежденности в том, что получится – самая большая проблема при внедрении метода NO-TILL в большей части мира.

.
.
.

 

Десять ключевых факторов при внедрении NO-TILL.

  1. Углубляйте знания о системе.
  2. Сделайте почвенный анализ на полях и примите меры для достижения баланса между питательными элементами и показателем рН.
  3. Не используйте в сельскохозяйственных нуждах почву с плохим дренажем и разберитесь, годятся ваши почвы для метода NO-TILL или нет.
  4. Разровняйте почвенную поверхность.
  5. Устраните уплотнение почвы перед тем, как начать использовать систему NO-TILL.
  6. Создайте самое большое количество мульчи на поверхности почвы.
  7. Приобретите сеялку для NO-TILL.
  8. Начните использовать систему на 10% полей хозяйства.
  9. Используйте севообороты культур и сидеральные покровные культуры.
  10. Постоянно обучайтесь и следите за нововведениями в данной системе.

1. Углубляйте знания о системе

В системе NO-TILL почва воспринимается как живой организм, имеющий на каждом поле индивидуальное своеобразие. Применение тех или иных способов обработки почвы привело к тому, что к началу внедрения нового метода для разных полей характерна различная степень структурной стабильности и прочности агрегатов, различный уровень содержания органического вещества.

Почвоведы различают 3 основных вида органического вещества почв:

10-15% - легко распадающееся органическое вещество 40-45% – органическое вещество со средним уровнем распада (возраст распада 20-50 лет) 40-45% – очень стабильное органическое вещество (гумус) (1000 лет).

Новая система земледелия

привело к тому, что к началу внедрения нового метода для разных полей характерна различная степень структурной стабильности и прочности агрегатов, различный уровень содержания органического вещества.

Почвоведы различают 3 основных вида органического вещества почв:

  • 10-15% - легко распадающееся органическое вещество
  • 40-45% – органическое вещество со средним уровнем распада (возраст распада 20-50 лет)
  • 40-45% – очень стабильное органическое вещество (гумус) (1000 лет).

Легко разлагающееся органическое вещество:

  • на 20-40% состоит из живых организмов: бактерий, лишайников, грибков, дождевых червей и т.д.,
  • на 60-80% хорошо распадающегося органического вещества: пожнивных остатков и коры, мертвых организмов.

Новая система земледелия

В процессе пахоты в верхний слой почвы попадает кислород воздуха, который способствует интенсивному развитию аэробных микроорганизмов и быстрой минерализации органического вещества в результате их деятельности. Если пахота повторяется из года в год, то теряется органическое вещество со средним уровнем распада, а затем и очень стабильное органическое вещество – гумус. Если в условиях нераспаханной степи мы имеем биомассу живых обитателей почвы в размере 27,5 тонн на гектар, то на выпаханных почвах он может уменьшиться до 500 кг (обычно 2-4 т) на гектар. Видовой состав микроорганизмов меняется, обедняется. Это можно сравнить с лесными пожарами, после которых на месте пожарищ остается очень немного из прежних обитателей леса. Представители автохтонной микрофлоры в почве сохраняются в минимальном количестве, азотофиксирующие свойства почвы за счет потери массы свободноживущих азотофиксаторов-анаэробов падают практически до нуля. Дефицит азота для растений при пахоте должен, в основном, компенсироваться за счет распада гумуса, либо за счет внесения минеральных удобрений.

По мнению академика УААН В. В. Волкогона, директора Института сельскохозяйственной микробиологии УААН, в существующих системах земледелия биологические особенности почвообразовательных процессов, к сожалению, не берутся во внимание, поскольку в центре представлений о формировании урожая сельскохозяйственных культур находится известная теория минерального питания растений.

Идеи Ю. Либиха были восприняты слишком буквально его сторонниками и последователями, несмотря на критику ряда выдающихся исследователей. В результате этого активно развивалась агрохимическая часть земледелия. Как следствие глобальной химизации мы имеем деградированные почвы, которые не в состоянии обеспечить реализацию потенциала урожайности сельскохозяйственных культур.

Следует отметить, что согласно современных представлений, деградацию почв надо рассматривать не только как результат действия суммы факторов, ведущих к снижению содержания гумуса и ухудшению физико-химических показателей, но и как следствие процессов, приводящих к сведению к минимуму (а то и исчезновению) необходимых для гармонического развития растений почвенных микроорганизмов.

Корни растений, как известно, находятся в окружении микроорганизмов, которые создают своеобразный «чехол» – ризосферу, и являются трофическими посредниками между почвой и растением. Именно микроорганизмы превращают трудноусваиваемые растением соединения в мобильные, оптимальные для поглощения и метаболизма. По образному выражению известного микробиолога Н. А.Красильникова, микроорганизмы, населяющие ризосферу растений, напоминают органы пищеварения животных. Сегодня, к сожалению, в некоторых почвах отдельные виды микроорганизмов находятся на грани исчезновения. Их место занимают нетипичные для почвообразовательных процессов и эффективного взаимодействия с растениями микроорганизмы. При этом корни растений заселяют неспецифичные микроорганизмы, которые, соответственно, выполняют и нетипичные функции – они не «кормят» сельскохозяйственные культуры элементами питания, а паразитируют на растительном организме.

Последствия известны: даже при достаточном обеспечении минеральным питанием растения не могут сформировать полноценный урожай. При сохранении в агрохимии и земледелии существующих сегодня точек зрения на проблему корневого питания растений перспектива превращения почвы из «живого тела» (по выражению В. В. Докучаева) в «субстрат» неизбежна.

При отказе от пахоты начинается медленный процесс восстановления биологической активности почвы. Основным условием является накопление в почве углерода (углеродистых соединений – продуктов распада растительных остатков), который является источником питания микроорганизмов.

Это настолько важно, что можно сказать, что значительная (если не основная) часть выгоды системы прямого посева достигается за счет сохранения органических остатков, и лишь небольшая часть за счет нулевой обработки.

При внедрении новой системы за несколько лет происходит в значительной мере количественная смена видового состава микроорганизмов. Свободноживущие азотофиксирующие бактерии занимают свой ярус почвы и при наличии достаточного питания могут связывать в год на разных видах почв от 60 до 400 кг д.в. азота, что эквивалентно внесению 200 -1300 кг аммиачной селитры на гектар.

Эти преимущества системы прямого посева в долгосрочной перспективе отражены в графике, построенном на данных, полученных в Канаде.

Новая система земледелия

Исследования, проведенные в Лафоне (Канада) показали, что по сравнению с краткосрочным (2-летним) периодом через 20 лет непрерывно прямого посева при полном сохранении стерни можно получить более высокие показатели урожайности. Без применения азотных удобрений через 2 года после внедрения системы прямого посева полученные урожаи составляли 1,75 т/га, в то время как через 20 лет – 2,8 т/га. Более того, содержание белка в зерне было более высоким после многолетнего применения этой системы.

Вряд ли было бы возможно получить такие результаты, если бы растительные остатки были проданы, сожжены или скормлены животным. Данный график является очень наглядным в понимании того, что можно систему прямого посева вывести на более высокий уровень и для того, чтобы понять как это сделать, лучше следовать таблице, приведенной ниже.

 

Эволюционная шкала системы no-till

 

Новая система земледелия

 

Эта шкала была составлена на основе суммирования 45-летнего опыта внедрения системы проф. Карлосом де Морес (Университет Понта Гросса, Бразилия, 2004).

Время (год непрерывного использования нулевой обработки почвы) (Непрерывная система NO-TILL c полностью сохраненной стерней) Эта шкала иллюстрирует эволюцию длительного использования системы NO-TILL В начальной фазе (0-5 лет) почва начинает восстановление почвенных агрегатов, и кардинальные изменения в содержании почвенного углерода не ожидаются. Недостаточно пожнивных остатков и система нуждается в N.

Во время переходной фазы (5-10 лет) наблюдается увеличение плотности почвы. Увеличивается количество пожнивных остатков, а также содержания углерода и фосфора в поверхностных слоях почвы.

В фазе формирования (10-20 лет) достигается большое количество пожнивных остатков, также как и повышенное содержание углерода. Усиливается способность обмена катионов и способность удерживать влагу. Наблюдается более масштабный круговорот питательных веществ.

И лишь в фазе сохранения (более 20 лет) достигается идеальная ситуация с максимумом преимуществ для почвы и требуется меньше удобрений.

Использование обработки почвы на 2-4 фазах будет знаменовать возврат к начальной фазе. Те, кто время от времени обрабатывают почву (например, следуя рекомендациям ученых из Немчиновки практиковать поверхностную обработку почвы 3-5 лет, а затем поле перепахивать и т.д.) никогда не достигнут пользы от системы.

Те, кто практикует систему прямого посева без сохранения стерни, т.е. позволяют сельскохозяйственным животным пастись на возделываемой земле, скирдующие и/или продающие, и/или сжигающие пожнивные остатки, пожалуй, никогда не выйдут с первой фазы. Те, кто хорошо обращается с возделываемой землей, оставляя разумное количество растительного покрова, могут начать входить в переходную фазу.

И считается, что лишь те, кто справляется с работой в условиях большого количества растительных остатков и получают хороший выход биомассы, смогут начать переход к консолидирующей фазе.

По мнению латиноамериканских авторов, достигнуть фазы сохранения или поддержания, пожиная все плоды преимуществ системы прямого посева (нулевой обработки), можно только при условии применения специальных сеялок с подобранными для каждой климатической зоны и местных специфических условий сошниками, полного сохранения стерни и растительных остатков и адекватного севооборота с применением промежуточных сидеральных культур.

В отношении ожидаемой экономии денежных средств на начальных этапах внедрения новой системы необходимо сказать следующее: мировой опыт и опыт успешных отечественных хозяйств показывает, что чтобы успешно пройти переходные фазы, надо стремиться к получению больших урожаев на начальном этапе (и, соответственно, накоплению большого количества растительных остатков на поле), что, скорее всего, не уменьшит (на первые 2–4 года) затраты, а увеличит. Должно вноситься достаточное большое количество минерального азота:

1. Для потребления растениями (больше, чем при обычной системе земледелия), так как при отказе от пахоты прекращается интенсивная минерализация органического вещества;
2. Для разложения органических остатков, т.к. целлюлозолитические бактерии будут забирать много азота из почвы для формирования своей белковой массы, создавая временный дефицит азота в почве.

 

.
.

ХХ век был благополучен относительно вспышек бактериозов: было отмечено несколько волн болезней грибного происхождения. Симптоматика бактериозов зерновых сходна с симптомами нехватки питательных элементов. Внесение минеральных удобрений не дает ожидаемого результата, поскольку попытки «накормить» больное бактериозом растение сродни с такой же попыткой плотно накормить больного человека, т. е. эффективность применения азотных удобрений в этом случае близка к нулю.

.
.
.

 

Согласно опытам канадских фермеров меняется не только количество, но и соотношение вносимых питательных элементов в переходной период.

И если где и достигалась экономия денежных средств, то только за счет их полосного внесения и использования жидких форм азотных удобрений, вносимых при посеве с помощью комбинированного сошника Андерсена.

Для того чтобы начался процесс накопления органического вещества в почве за счет накопления углерода из пожнивных остатков, по данным латиноамериканских исследователей, урожай зерновых должен быть более 29,5 ц/га.

С нашей точки зрения, одной из главных причин неуспеха внедрения новой системы земледелия в России было применение обычных норм азотных удобрений (или вообще отказа от них), с целью экономии затрат в первые годы внедрения системы. Это привело к резкому падению урожайности зерновых (до 7-10 ц/га) и, соответственно, очень низкому количеству растительных остатков, которые мы рассматриваем с точки зрения источника питания почвенных микроорганизмов, определяющих формирование почвенного плодородия.

Как показывает практика применения прямого посева, первая, начальная фаза его внедрения является критической. В начальный период внедрения прямого посева за счет накопления медленно разлагающихся пожнивных остатков (до 3-4 лет) происходит резкое накопление в почве потенциального инфекционного начала, что приводит к вспышке инфекции, в первую очередь, корневых гнилей.

ХХ век был благополучен относительно вспышек бактериозов: было отмечено несколько волн болезней грибного происхождения, против которых были созданы эффективные синтетические фунгициды.

С помощью фунгицидов селективного действия человечество научилось контролировать эти болезни. Но в природе существуют законы саморегуляции, и против сильно размножившегося паразита появляется гиперпаразит, который уничтожает первого. Этим паразитом оказалась эпифитная бактерия Pseudomonas syringae, которая научилась питаться Fusarium graminearum и к настоящему времени его практически уничтожила. Заняв его нишу, она размножилась. Она смогла «договориться» с малозначимыми до последнего времени другими грибами рода Fusarium, вследствие чего состав корневых гнилей в последнее время полностью изменился.

Начался этот процесс недавно – в период 1995-998 годов, когда начали проявляться первые его последствия малозначимые для производства зерна в целом. Но уже к 2002 году агрономы стали наблюдать на полях зерновых в форме пожелтения растений и усыхания краев листьев в виде пятен от 0,5 мм в диаметре и полос неправильной формы от десятка до сотен мм длины. Симптоматика бактериозов зерновых вообще сходна с симптомами нехватки питательных элементов. Фосфора – на стадии кущения, проявляется в виде усыхания кончиков листа растения. Азота, магния и некоторых микроэлементов – проявление желтизны на растениях, связанной с разрушением хлорофилла под действием токсинов фитопатогенных бактерий на более поздних стадиях развития растения. Все это стараются объяснить неравномерным внесением минеральных удобрений. Это дезориентирует агрономов-технологов в принятии решений. Внесение минеральных удобрений не дает ожидаемого результата. И это не мудрено: попытки «накормить» больное бактериозом растение сродни с такой же попыткой плотно накормить больного человека, т. е. эффективность применения азотных удобрений в этом случае близка к нулю.

Как показывает практика применения прямого посева, первая – начальная фаза его внедрения является критической.

Дело в том, что при минерализации активного гумуса в системе традиционного земледелия в условиях внедрения упрощенных севооборотов и дефицитного баланса углерода в почве происходит обеднение видового состава микробиоты. В то же время в результате многолетнего применения вспашки и нарушения правил землепользования в ряде регионов упала целлюлоразрушительная активность почвы (так, например, к середине 70-х годов ХХ века для черноземных почв Юга России она снизилась в 4 раза).

 

Новая система земледелия

Новая система земледелия

Все это приводит к тому, что в начальный период внедрения прямого посева за счет накопления медленно разлагающихся пожнивных остатков (до 3-5 лет) происходит резкое накопление в почве потенциального инфекционного начала, что приводит к вспышке инфекции, в первую очередь, корневых гнилей. При этом потери от корневых гнилей могут быть достаточно серьезными: даже при применении фунгицидов в Ставропольском крае первые 4 года перехода на прямой посев составляли до 25% урожая (данные 2006 г.– прим. ред.).

Но даже при использовании фунгицидов, потери урожая зерновых от токсического отравления продуктами метаболизма грибов составляет от 10% в благоприятные для вегетации годы, до 40% в засушливые годы (частное сообщение сотрудника НИИ Фитопатологии). Бичем системы нулевой и минимальной обработки почв в настоящее время стало распространение сложных смешанных бактериально-грибных корневых гнилей, появление которых началось с 2002 года. Агрономы их стали замечать с 2005 года, а в 2009 году по причине эпифитотии на Юге России наблюдалась потеря в ряде случаев 50% урожая, с получением зерна крайне низкого качества. Причиной эпифитотии оказалась Pseudomonas syringae – аэробная бактерия-возбудитель бактериальных корневых гнилей и бактериозов зерна и листа, обитающая в верхних слоях почвы. При минимальной заделке растительных остатков для нее создаются оптимальные условия размножения.

Несмотря на то, что в целом ХХ век был благополучен относительно вспышек бактериозов, было отмечено несколько волн болезней грибного происхождения, против которых были созданы эффективные синтетические фунгициды.

Как же случилось, что малоизвестные и довольно безобидные, уносившие еще несколько лет назад 2-5% урожая, заболевания стали бичом наших полей?

До середины первого десятилетия ХХI века корневые гнили были исключительно грибного происхождения: Fusarium spp., возбудитель гельминтоспориозной корневой гнили, Bipolaris sorokiniana (Sacc.) Shoem., возбудитель церкоспореллезной корневой гнили Pseudocerrcosporella herpotrichoides и др. Из фузариев наибольшую проблему создавал Fusarium graminearum.

Действительно, еще несколько лет назад Fusarium graminearum - возбудитель фузариозных корневых гнилей и фузариоза колоса зерновых забирал у нас от 20% урожая в обычные годы и до 50% в годы эпифитотий.

Так или иначе, с помощью фунгицидов селективного действия человечество научилось контролировать эти болезни. Но в природе существуют законы саморегуляции, и против сильно размножившегося паразита появляется гиперпаразит, который уничтожает первого. Этим паразитом оказалась эпифитная бактерия Pseudomonas syringae, которая научилась питаться Fusarium graminearum и к настоящему времени его практически уничтожила. Заняв его нишу, она размножилась. Она смогла «договориться» с малозначимыми до последнего времени другими грибами рода Fusarium, вследствие чего состав корневых гнилей в последнее время полностью изменился.

Начался этот процесс недавно – в период 1995-1998 годов, когда начали проявляться первые его последствия малозначимые для производства зерна в целом. К 2005 году агрономы стали наблюдать на полях зерновых в форме пожелтения растений и усыхания краев листьев в виде пятен от 0,5 мм в диаметре, а также появление полос неправильной формы от десятка до сотен метров длины, которые выделяются пожелтением растений как от неравномерного внесения минеральных удобрений. Симптоматика бактериозов зерновых вообще сходна с симптомами нехватки питательных элементов. Фосфора – на стадии кущения, проявляется в виде усыхания кончиков листа растения. Азота, магния и некоторых микроэлементов – проявление желтизны на растениях, связанной с разрушением хлорофилла под действием токсинов фитопатогенных бактерий на более поздних стадиях развития растения. Все это стараются объяснить неравномерным внесением минеральных удобрений. Это дезориентирует агрономов-технологов в принятии решений. Внесение минеральных удобрений не дает ожидаемого результата. И это не мудрено, попытки «накормить» больное бактериозом растение сродни с такой же попыткой плотно накормить больного человека, т. е. эффективность применения азотных удобрений в этом падает, так как практически не усваивается больной корневой системой аммонийная форма азота.

 

.
.

Симптоматика бактериозов зерновых сходна с симптомами нехватки питательных элементов. Это дезориентирует агрономов-технологов в принятии решений. Внесение минеральных удобрений не дает ожидаемого результата.

.
.
.

 

До сих пор много неясного с бактерией Pseudomonas syringae. Небольшая вспышка базального бактериоза (возбудитель – бактерия Pseudomonas syringae) в 1970-1975 гг. вызвала интерес к проблеме в мире многих микробиологов, и тогда же начались работы по изучению проблемы и созданию генетических мутантов этой бактерии, не выделяющих белок-активатор замерзания воды. (Об этих работах уже упоминают Бабьева, Зенова - авторы учебника «Биология почв», 1989.) Автор первого ГМО-мутанта Стив Линдоу, исследователь из Калифорнийского университета Беркли (работавший под патронажем международной компании Сингента-Syngenta Crop Protection (в 80-е годы ХХ века это - фирма Сiba)), выпустил его в окружающую среду в 1987 году. Однако замысел не удался, ГМО-мутант прижился, но вместо того, чтобы вытеснять природные штаммы, он вместе с природными стал вытеснять всех соседей, захватывая ниши их обитания. В одном из докладов Восьмой международной конференции «Pseudomonas syringae, ее патовары и сопутствующие патогены», проходившей в сентябре 2010 года в Тринити-колледж (Оксфорд, Великобритания) говорилось, что смесь природных штаммов и штаммов ГМО оказалась более агрессивна и опасна, чем просто смесь природных штаммов. В результате теперь размножившаяся Pseudomonas syringae входит в состав почти всех сложных смешанных инфекций, поражающих овощи, полевые культуры и лесопарковые насаждения, из которых в первую очередь пострадали каштаны – уже в конце июня на его листьях появляются характерные пятна. Микроб, поражающий пшеницу и ячмень, принадлежит к тому же виду, что и микроб, вызывающий усыхание листьев на каштане.

Основной проблемой сегодняшнего дня стало не столько распространение бактериозов, сколько фактическое отсутствие средств борьбы с ними. Из-за ошибок в прогнозах, химические компании, специализирующиеся на производстве средств защиты растений, не смогли вовремя разработать и внедрить в производство необходимые пестициды бактерицидного действия. Единственным эффективным химическим бактерицидом в настоящее время является Тирам, который используется для обработки семян. Особенностью развития новых болезней старший научный сотрудник микробиологической лаборатории по защите растений ВНИИ защиты растений, кандидат биологических наук, фитобактериолог Александр Лазарев назвал их способность накапливаться в почве, растительных остатках, семенах, сорняках до некоего критического уровня, чтобы затем при сложении ряда обстоятельств вызвать резкое падение урожайности.

 

.
.

Основной проблемой сегодняшнего дня стало не столько распространение бактериозов, сколько фактическое отсутствие средств борьбы с ними.

.
.
.

 

Для базального бактериоза (возбудитель - Pseudomonas syringae) – это летние засухи, даже кратковременные – сказывается слабое развитие вторичной корневой системы злаков или даже ее отсутствие, наблюдаемое в последние годы, а также холодные зимы и весенние возвратные заморозки.

Pseudomonas syringae также выделяет особый белок-активатор замерзания воды, который меняет температуру замерзания воды в растениях с -9°С до -2-4°С, в результате чего даже успешно перезимовавшее растение сильно слабеет во время возвратных весенних заморозков (кристаллы льда разрывают клетки растения) и может погибнуть весной после возобновления вегетации. Так, в 2010 году бактериозы стали причиной потери 40% урожая в Украине. Из-за весенних заморозков в Харьковской области погибла значительная часть посевов, остальные были заметно ослаблены, и в среднем по области урожайность озимой пшеницы составила 14,7 ц/га, снизившись в некоторых районах вообще до 8 центнеров. Россия в том же году списала весь неурожай пшеницы на засуху.

Разбирая проблемы начального периода, связанные со вспышкой болезней грибной природы, мы пришли к пониманию необходимости качественной фунгицидной защиты. Закономерно, что по прошествии времени у сельхозпроизводителей, защищавших растения от грибных заболеваний, возникли вопросы, связанные с низким качеством дженериков (таблица 1). Когда эта проблема приобрела массовый характер, был проведен ряд исследований. В ходе практических опытов выяснилось, что биологическая эффективность многих из них оказалась значительно ниже, заявленной производителем.

Ниже приводится таблица, составленная на основе исследований проведенных д.б.н. Ольгой Бабаянц (Одесский Национальный генетический селекционный центр).

Новая система земледелия

Новая система земледелия

 

.
.

На фоне перехода от традиционной технологии земледелия к сберегающей применение химических препаратов с низкой биологической активностью особенно рискованно и может привести к серьезному снижению урожая, вплоть до полной его потери.

.
.
.

 

Распространение корневых гнилей бактериально-грибного происхождения, где бактериальный компонент представлен бактериями, которые хорошо развиваются в верхнем слое почвы на растительных остатках, и низкая эффективность дженериков сегодня является одним из препятствий для внедрения систем нулевой и минимальной обработки.

Однако следует обратить внимание и на следующий момент: при применении в защите от сложных инфекций только фунгицидов в последние годы стала наблюдаться картина, когда после опрыскивания растений происходит кратковременное улучшение состояния растений, а затем его ухудшение.

Это связано с тем, что когда системный фунгицид убивает патогенные грибы, эту нишу занимают патогенные бактерии, на которые фунгицид не действует. Кроме поражения корневой системы, эта бактерия опасна тем, что выделяет токсины, которые разрушают хлорофилл, В этом случае агроном видит плохое развитие растений и обращает внимание на хлороз листьев, который связывает с нехваткой азота и других элементов питания и становится жертвой заблуждения. В данном случае подкормки малоэффективны.

Ввиду того, что это заболевание достигло уровня эпифитотии недавно, имеет место отсутствия способности дифференцировать это заболевание у работников станций защиты растений, а также отсутствие в арсенале агронома-защитника средств эффективной химической защиты.

При переходе на No-Тill в период эпифитотии бактериозов мы вольно или невольно создаем ситуацию большого накопления инфекции. До последнего времени пожнивные остатки, оставляемые на поверхности почвы, были главным местом локализации бактериальной инфекции, так как бактерии относятся к группе аэробных микроорганизмов. В настоящее время (последние 3 года) бактерия расширила нишу обитания и научилась жить в личинках ряда насекомых и нематодах. Вспышка корневых гнилей, против которых обычные фунгициды неэффективны, в настоящее время являются основной причиной падения урожайности.

Прогноз в отношении развития эпифитотии таков: мы еще не достигли пика развития болезни. Когда эпифитотия прекратится, в более выгодном положении окажутся те, кто перешел на NoТill до начала эпифитотии. Однако за это время эпифитотия бактериозов успеет нанести серьезные потери экономикам стран-сельхозпроизводителей. Так, в 2008-2009 гг. по причине бактериозов произошло снижение производства пшеницы в Аргентине – одной из самых передовых стран по применению технологии No-Тill - с 15 до 9 млн тонн. Экономику сельского хозяйства страны спасло то, что она смогла перейти на расширение производства сои и кукурузы на экспорт, более устойчивых к бактериозам, а также полная сортосмена злаковых культур на сорта более устойчивые.

Что могло бы способствовать получению высоких урожаев в условии эпифитотии бактериозов? Кроме собственно карантинных мероприятий и мониторинга видового состава инфекции в семенном фонде и ее количественного уровня (я вижу в этом функцию государства) по новым методикам, которые еще нужно в регионах внедрить и освоить, предлагаю ряд мер, которые себя хорошо зарекомендовали на практике в ряде хозяйств России и Украины:

 

1. Применение антибиотиков: благо, в стране они выпускаются (взять хотя бы уже упоминавшуюся продукцию компании «Фармбиомед»). Хотя метод для полеводства и дороговат (такое «лечение» обойдется хозяйству в сумму около 1 тыс. рублей на гектар), – с последующей обработкой растений сложными микробными препаратами.

2. Применение для протравливания семян Тирама и инсектицидных препаратов группы неоникотиноидов. Мы рекомендуем перепротравливание всех, в том числе импортных семян кукурузы и подсолнечника, даже если они уже протравлены фунгицидом фирмой-производителем, так как Тирам в настоящее время, пожалуй, единственный химический фунгицид, имеющий еще и бактерицидное действие. (Можно использовать неполную норму, но не менее 400 г д.в. на тонну семян – это около 250 руб./т). Доза инсектицида имидаклоприда на зерновые культуры должна быть увеличена до 300 г/т (например, 0,6 л препарата Табу на тонну семян).

3. Биологизация земледелия для повышения биологической активности почвы. Сюда входят внесение органических удобрений, а также обработка пожнивных остатков микробными препаратами для ускоренного их разложения с функцией подавления патогенов как грибной, так и бактериальной природы (сложившаяся на рынке цена обработки гектара – 300 руб.). Разработан ряд специальных микробных препаратов, выпускаемых под торговой маркой Стимикс®.

С нашей точки зрения, позиция государственных органов на Юге России, запрещающих в последние годы (хотя эту кампанию надо было начать гораздо раньше) сжигать пожнивные остатки в период эпифитотии бактериозов, должна быть подкреплена необходимостью их биологической санации, которая должна дотироваться из бюджета, иначе накопление бактериальной инфекции будет только ускоряться.

4. Глубокое чизелевание почвы до глубины 45-50 см, а при необходимости глубже. По данным сотрудников бывшего союзного НИИ охраны плодородия почв (Луганск, Украина), наличие плужной подошвы (она присутствует на 70% полей) способствует накоплению в пахотном горизонте всех видов инфекции.

5. Применение специальных разработанных нами микробных компостов с антибактериальной активностью в достаточно низкой дозе - 3 т/га (альтернатива нехватке навоза, доза которого должна быть не менее 15 т/га для получения заметного эффекта).

6. Внедрение системы некорневых подкормок растений сложными миксами из минеральных удобрений, стимуляторов, биологических и химических препаратов.

7. Внедрение в широкую практику препаратов-бактериостатиков совместно с качественными фунгицидами, а также препаратов, индуцирующих иммунитет – устойчивость к поражению фитопатогенными бактериями и к неблагоприятному действию абиотических факторов (препараты группы Стимикс®) (цена обработки гектара посевов – 99-160 руб. (1-4 обработки), при протравливании семян – 160 руб./т) (Производитель – Группа компаний «Биоцентр»).

9. Различные комбинации перечисленных методов, а также методы в разработке.

В рамках одной публикации невозможно перечислить все ноу-хау методов борьбы с фитопатогенными бактериями и сложными бактериально-грибными инфекциями. Но можно смело сказать – проблема решаема.

 

.
.

Проблема решаема, что доказала Группа компаний «Биоцентр», которой удалось выработать систему получения высоких урожаев сельскохозяйственных культур в условиях эпифитотии бактериозов.

.
.
.

 

Если мы хотим иметь успешный No-Тill в России сейчас, то надо делать специальную сложную защиту семян (фунгициды, инсектициды, бактерициды или бактериостатики, акарициды плюс стимуляторы корнеобразования), некорневые обработки растений в период вегетации и провести мероприятия по уменьшению уровня инфекции в почве.

Для этого нами разработан микробный препарат для обработки пожнивных остатков, представляющий из себя простой микробный консорциум Триходерма + Актиномицет (его состав защищен патентом). Его функция – ускоренное разложение пожнивных остатков с функцией санации их и почвы от патогенных организмов, для чего подобраны соответствующие штаммы.

Имеет интерес использование японского препарата Кюссей и его российских аналогов (Восток-Эм1, Фитостим и др.), в связи с их высокой целлюлозоразрушительной активностью и способностью разрушать в почве токсины грибов и патогенных бактерий. Замечено, что в некоторых случаях препараты для разложения пожнивных остатков с выраженным антигрибным действием могут спровоцировать активное развитие бактериального компонента корневых гнилей. (Например: в одном из хозяйств Ростовской области применение препарата Биофит-2 осенью 2008 г. для разложения пожнивных остатков в условиях эпифитотии в 2009 г. вызвало падение урожайности озимой пшеницы с 44 ц/га (2008 г.) до 11 ц/га (2009 г.).

 

К СВЕДЕНИЮ:

Импортные семена обычно протравлены фунгицидами и это создает иллюзию защищенности. Фунгициды не контролируют бактериальную инфекцию, поэтому перепротравливание семян рапса, кукурузы, подсолнечника и других культур, поставляемых зарубежными и отечественными организациями, тирамсодержащим препаратом (не менее 400 г д.в. на тонну семян) плюс инсектицид, должно стать обязательным приемом, если мы хотим избежать больших потерь. И вообще, контроль семян на наличие возбудителей бактериальных болезней как функция госсеминспекций должен быть восстановлен как обязательная мера.

 

 

.
.

Опыт показал, что при грамотной защите растений, имеющую и антифунгальную, и антибактериальную направленность, переход на No-Тill в период эпифитотии бактериозов возможен.

.
.
.

 

 

В итоге, поиск способов контроля бактериозов привел к пересмотру не только способов защиты растений, но и всех агротехнологий выращивания сельскохозяйственных культур. Был создан новый технологический подход, включающий кроме защиты растений совместное применение в баковой смеси стимуляторов роста, микробных препаратов для обработки семян и растений, жидких форм минеральных удобрений NPK+микроэлементы, биологических фертивантов-прилипателей, индукторов иммунитета, средств санации (очищения) почвы от агрессивных биологических агентов и способов повышения плодородия почвы с применением микробиологических препаратов.

По нашему прогнозу, через 7-8 лет после нанесения значительного ущерба, эпифитотия, видимо, пойдет на убыль в связи с действием в природе закона саморегуляции и появления антагонистов возбудителей бактериозов. Предположительно, это будут вирусы и токсикогенные грибы. Распространение вирусов может привести к новой эпифитотии уже вирусных болезней растений, а в перспективе и человека. Накапливание микотоксинов в готовой продукции может стать причиной и микотоксикозов, и микозов – заболеваний, возникающих в результате поражения грибами организма человека и животных с ослабленными иммунитетом.

Проявление внимания государства к проблеме эпифитотии бактериозов может снизить потери на национальном уровне.

В мировой науке и практике изучен процесс накопления органического углерода в почве и динамика естественного восстановления микробиоценоза во времени.

На Западе нет, но в нашей стране имеется опыт ускоренного восстановления микробиоценоза почв и повышения их микробиологической (в том числе азотофиксирующей) активности, внедрение которого может сократить переходной период. На внутреннем рынке предложено несколько штаммов полезных почвенных микроорганизмов, за которыми стоит ряд НИИ или ряд отдельных микробиологов. На наш взгляд, наиболее продуктивным к внедрению являются сложные препараты, представляющие из себя консорциум (сообщество) из десятков различных микроорганизмов, показавших хорошие результаты в поле за счет их высокой полифункциональности, активности и высокой жизнеспособности. Среди них – консорциум Фитостим, Восток-ЭМ1 и др. Практика показала, что использование отдельных штаммов в виде моноштаммовых препаратов не всегда приводит к их способности надолго закрепиться в различных типах почв. Использование отдельных штаммов бактерий с фунгицидной активностью в некоторых хозяйствах приводило к появлению мутировавшего патогена, который мог быть уничтоженным только жестко работающими химическими препаратами. Нет никакого длительного опыта применения штаммов из Новосибирска, полученных с помощью генной инженерии. Однако есть понимание, что за применением консорциумов эффективных микроорганизмов – большое будущее.

С 2009 г. Биоцентр «Ставрополье» (Группа компаний «Биоцентр») предлагает ряд приемов и биологических средств защиты, в число которых входят антибиотики, разработанные частными компаниями, ГНУ ВНИИ Сельхозмикробиологии и рядом других НИИ, в содружестве с которыми он работает. Это – инновационные технологии, показавшие высокую эффективность их применения.

Можно выбрать и естественный путь. В этом случае накапливание растительных остатков в течение ряда лет приведет к появлению микробных групп, к настоящему времени утраченных из биоценоза почв из-за сжигания растительных остатков и потери активного гумуса.

 

В этом случае будет наблюдаться оздоровление почв естественным путем, т.к. в природе действуют свои механизмы саморегуляции и восстановления, что может потребовать значительное количество времени. И пока это не произойдет – потери урожая и качества зерна неизбежны. Но в любом случае, и по опыту южно-австралийских фермеров, и по результату работы успешных ставропольских фермеров фитосанитарная обстановка при внедрении метода No-Till улучшается со временем.

При применении микробных консорциумов совместно с антибиотиками и/или бактериостатиками (индукторами иммунитета) и подобранными фунгицидами и стимуляторами роста, способными нейтрализовать токсины патогенных бактерий и грибов, этот процесс можно значительно ускорить и совершить процесс перехода довольно быстро (срок от 2 до 5 лет), с гарантией получения урожая высокого качества.

При переходе на No-Till необходимо напомнить, что стартовые условия у всех будут различны. Почвы будут иметь разную степень деградированности и разное количество органического вещества, и каждое хозяйство будет искать и обязательно найдет свой путь к успеху.

 

Новая система земледелия

 

Часть 3

 

Как только был преодолен барьер традиционного восприятия технологии возделывания сельскохозяйственных культур и восприняты новые понятия о сельскохозяйственном производстве, каждый, кто хочет преуспеть в использовании производственной системы No-Till, должен узнать как можно больше о ней. Для того чтобы избежать неудач, хозяйственники, фермеры, исследователи и госчиновники, занимающиеся внедрением данной системы, должны владеть соответствующим уровнем знаний и быть убеждены, что все аспекты прямого посева рассмотрены перед его внедрением.

 

Хозяйства обычно начинают заниматься земледелием по системе No-Till, приобретя сеялку для прямого посева, но это – этап №7 в процессе внедрения метода. Владение недостаточной, поверхностной информацией относительно метода No-Till и продолжение его использования – прямой путь к провалу в данной системе! Вместо того чтобы винить себя за недостаток изученности технологии, сельхозпроизводители и даже ученые видят причину их неудач в самой системе. Усовершенствование знаний и навыков управления прямым посевом необходимо не только для руководителей хозяйств и агрономов, но и для рядовых механизаторов.

Переход с традиционного земледелия к системе NoTill требует тщательного планирования хотя бы за год до ее внедрения. Последняя операция перед переходом на постоянное использование прямого посева должна быть посвящена выравниванию поверхности поля. Посев подобранной культуры необходимо осуществлять по растительным остаткам предыдущей культуры. Нужно определить чередование культур в севообороте. Обычно гораздо легче предпринять переход на систему No-Till с выращиванием культуры, при которой не трудно контролировать рост сорняков. Это может быть либо фуражная культура типа люцерны, либо сидеральная покровная культура, либо товарная культура. Зерноуборочный комбайн должен быть оборудован разбрасывателем соломы, причем ширина полосы, покрываемой измельченной соломой, обязательно должна соответствовать ширине жатки комбайна. Если комбайн не оснащен подобным оборудованием, то нужно будет затюковать солому и вывезти ее с поля или сжечь ее.

Но это – два самые худшие условия, для того чтобы начать работать по системе No-Till.

No-Till – это совершенно другая технология возделывания, и одно из самых больших изменений заключается в методах борьбы с сорняками. В то время как при использовании традиционной пахоты, в целом, не нужно приобретать новых знаний об особенностях сорняков, т.к. орудия пахоты зарывают и уничтожают большинство сорняков, при применении No-till такой подход не приемлем.

В системе No-Till агроном должен не просто знать название каждого сорняка, появляющегося на его поле, и соответствующий гербицид для того, чтобы избежать конкуренции между растениями и сорными травами, ему нужно изучить литературу о сорняках данной местности с фотографиями на различных стадиях роста, цветения и плодоношения с описанием доступных гербицидов, с указанием степени чувствительности сорняка к гербициду (малочувствителен, чувствителен, сверхчувствителен), с описанием особенностей гербицида, мер предосторожности, способов применения и дозировок. В нашей стране нет подобных справочников для описания гербицидов, специально подобранных для метода No-Till, которые были изданы в странах Южной Америки, США, ЕС, Украине, но, наверняка, можно добиться их переиздания в России.

Интересно с экономической и практической точки зрения использование различных комбинаций гербицидов в виде баковых смесей. В России на местах и в ряде сельскохозяйственных НИИ есть богатый опыт их применения, в том числе с гуминовыми препаратами, снижающими их фитотоксичность. Но информациях о них в печатных издания крайне скудная.

В Украине специалистами корпорации «Агро-Союз» после анализа мирового опыта и успешной апробации на своих полях было предложено сочетание биологического и химического метода контроля сорняков. Он заключается в организации севооборота с чередованием злаковых и широколистных культурных растений холодного и теплого периода с применением селективных гербицидов, в результате чего в агробиоценозе происходит резкая смена условий обитания сорной растительности. В то же время более грамотно используются гербициды сплошного действия на основе глифосата, как в чистом виде, так и в баковых смесях с другими гербицидами и (а также с селитрой или с сульфатом аммония) с учетом цикличности движения углеводов в растениях в системе листья-корни.

Знания фаз роста растений, когда углеводы движутся в корневую систему, позволяет в разы уменьшать дозы гербицидов с получением ожидаемого результата. Кстати, «Агро-Союз» организовал платное обучение основам No-Till на русском языке.

Знания о сорняках и культурных растениях холодного и теплого периода хорошо известны агрономам старшего поколения, но в учебниках, на которых учились агрономы с 70-х годов, эта информация опущена.

При переходе на технологию прямого посева опрыскиватели становятся вторым по важности после специальных сеялок оборудованием в хозяйстве.

Можно пользоваться старым, но надежным трактором, но приобрести новую хорошо функционирующую систему для опрыскивания. Необходимо использовать самые лучшие опрыскиватели, даже если они дорогие. Хорошие опрыскиватели способствуют экономии времени и денег и очень быстро окупаются. Сейчас на рынке представлено большое разнообразие этих машин - поэтому потребуется совет специализирующихся на этом профиле людей. Самая трудная задача при ведении хозяйства сегодня заключается в регулировке опрыскивателя таким образом, чтобы иметь точное количество расхода химического продукта и воды в процессе опрыскивания. Наличие диплома у выпускника сельскохозяйственного вуза еще не дает гарантии, что он сможет сделать это правильно.

Вообще, система No-Till не терпит низкой культуры производства. Это касается тщательной отладки опрыскивателей, наладки посевных агрегатов для равномерной заделки семян на точно установленную глубину и многого другого. Неудачи при борьбе с сорняками часто приписывают гербицидам, но на самом деле это могло произойти вследствие плохо отрегулированного штангового опрыскивателя. Слишком большие дозы приводят к фитотоксичности культуры, снижают ее урожайность, что автоматически означает увеличение затрат на производство. А очень малые дозы приведут к неудовлетворительным результатам борьбы с сорняками, и таким образом в данном случае может быть потерян урожай. А в случае, если будет принято решение повторного опрыскивания культуры, это снова увеличит затраты.

Качество воды также является важным фактором для опрыскивания. Она не должна содержать ряда солей, которые могут дезактивировать некоторые виды гербицидов. Есть американский и отечественный (самарский) опыт предварительной подготовки воды, который дает значительную экономию средств на сокращении норм расходов агрохимикатов. Раньше рекомендовали использовать 400-600 л воды на гектар для разведения гербицида, но сегодня используют значительно меньше воды. При работе с гербицидами и другими перстицидами в баковых смесях с КАСом и другими удобрениями малообъемное опрыскивание исключается и требуется 200-250 л воды на гектар, так как возможны ожоги и даже эффект десикации. Глифосат действует эффективнее при использовании 50-100 л воды на гектар. Некоторые гербициды работают лучше при низком показателе рН, и если вода имеет щелочной показатель, есть рекомендации для его снижения.

Следующим важным шагом является регулировка сеялок для прямого посева таким образом, чтобы они меньше разрушали почвенный покров, равномерно распределяли семена на установленной глубине. На первый взгляд, это кажется простой задачей, как и в случае регулировки опрыскивателя, но все же порой необходимо вызывать механика фирмы-дистрибьютора данного оборудования для того, чтобы он запустил сеялку в ход и она функционировала бы соответствующим образом.

 

Сделайте почвенный анализ на полях и примите меры для достижения баланса между питательными элементами и показателем рН.

В советские времена эта задача решалась в рамках государственной программы «Плодородие». Сейчас почвенный анализ можно сделать по договору со специальными кафедрами сельскохозяйственных вузов, организациями, которые сохранили свои функции с советских времен. Подобные услуги предлагает концерн «Еврохим» и ряд других компаний. Большие холдинги могут позволить себе организацию собственных лабораторий, а малым производителям можно порекомендовать относительно недорогие комплекты для анализа, используемые в тепличных хозяйствах, а также оборудование для листовой диагностики для получения косвенных данных, необходимых для принятия решений.

Анализ почвы необходим для стремления к достижению сбалансированного показателя рН и является важным компонентом в достижении оптимальных результатов в системе No-Till . Если обнаружен низкий уровень некоторых элементов в почве, тогда необходимо внести определенные виды удобрений, включая известкование, для достижения хотя бы средних данных сначала и со временем высокого уровня питательных веществ в почве.

В понимании латиноамериканских исследователей в системе No-Till пахотного горизонта больше не существует. Он уступает место слою, насыщенному органическими растительными остатками, которые меняют движущие силы органического вещества почвы и круговорот питательных веществ.

Если анализ показывает малое количество фосфора, его рекомендуется увеличить до уровня выше среднего. Опыт канадцев показывает, что плодородие почвы при недостатке фосфора можно как-то компенсировать за счет его ленточного внесения при посеве. Ленточное внесение фосфорных удобрений значительно уменьшает коэффициент связывания фосфора в почве и его перехода в соединения недоступные для питания растений.

Почвы, которые в течение многих лет возделывались по технологии прямого посева, показывают большую концентрацию фосфора в поверхностном слое почвы. С этим фактом в этом году столкнулись ученые Прикумской опытно-селекционной станции (г. Буденновск, Ставропольский край), которые несколько лет следили за опытом внедрения метода на полях фермерского хозяйства А. А.Касича. Очевидно, происходят процессы, связанные с ростом растений, приводящие к аккумулированию фосфора со всей глубины почвообитаемого слоя, а также за счет того, что при повышенной активности почвенной микробиоты микроорганизмы выделяют органические кислоты и другие вещества, которые переводят нерастворимые фосфорные соединения почвы в доступное для растений состояние. Этот факт не оказывает негативного воздействия на урожайность культур и спустя несколько лет применения системы No-Till удобрение почвы фосфором можно сократить. Надо знать, что соотношение валового (нерастворимого) фосфора в почве к доступному для растений составляет 200:1, что говорит о наличии значительного природного резерва, который может быть вовлечен в сельскохозяйственное производство.

При увеличении биологической активности почвы увеличивается и эффективность действия минеральных удобрений, если на почвах, где активный гумус подвергся биологической деградации эффективность фосфорных удобрений достигает 11% и менее усвоения в год использования, то на активных почвах этот показатель может достигать 25%.

Обычно при использовании данной системы земледелия поверхностный слой почвы имеет высокое содержание влаги и низкую температуру, что позволяет корням хорошо осваивать поверхностный слой под мульчей и потреблять большое количество фосфора в данном слое. Совершенно непродуктивно следовать советам ученых, которые из теоретических соображений будут предлагать смешивать данный концентрированный фосфор, расположенный на поверхности почвы, с почвенными нижележащими слоями при помощи плуга, потому что больший контакт фосфора с почвенными частицами приведет к его сильному связыванию и уменьшению доступности для растений.

Часто почвы бывают кислыми и содержат токсичный для растений алюминий. В этом случае необходимо внесение полной нормы известковых удобрений под основную обработку почвы за один год до начала использования метода No-Till, и это должно быть последнее механическое внесение удобрений. Опыт показал, что знания относительно использования удобрений, полученные в сельскохозяйственных вузах, должны быть пересмотрены и на их место должны прийти новые методы.

При необходимости известь можно вносить поверхностно дозами от 1/7 до ½ от полной нормы раз в 2-3 года, а при применении ее вместе со специально подобранными сидеральными покровными культурами (рожь в том числе) можно добиться быстрого проникновения вглубь почвы.

Этот опыт был быстро воспринят фермерами Южной Америки и стал одним из факторов быстрого распространения метода No-Till.

В США до сих пор по этому поводу проводится множество дискуссий и дается много рекомендаций по применению пахоты раз в пятилетие для внесения извести, перераспределения фосфора и ликвидации уплотнения почвы. В данной ситуации цикличного применения пахоты почва всегда находится на переходной стадии, и фермеры, ориентирующиеся на эти рекомендации, не могут добиться всех преимуществ системы. Советы некоторых наших ученых являются отголоском североа

Категория: Агрономам, Статьи

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

На сегодняшний день анонсов нет.

(c) 2017 Все права защищены.
Копирование материалов возможно только
с письменного разрешения руководства группы компаний Биоцентр.