0

Что поможет Вам повысить урожайность культур и содержание клейковины? ФИТОЛАВИН®

Автор: Admin от 1-04-2014, 19:15, посмотрело: 1646

Что мешает Вам получать большой урожай высокого качества?

БАКТЕРИОЗЫ

Существенно снижают урожайность зерна и содержание в нем клейковины. Клейковина может значительно снижаться в инфицированном зерне в процессе хранения
Основные симптомы: побурение корней, узла кущения и прикорневой части стебля. Затем полная или частичная гибель растений. Посевы изрежены, ослаблены, чувствительны к заморозкам.


Что поможет Вам повысить урожайность культур и содержание клейковины?

ФИТОЛАВИН®

1. Название препарата
Фитолавин - ВРК

2. Препаративная форма
водорастворимый концентрат

3. Назначение и механизм действия
- биологический бактерицид системного действия

4. д.в. и его характеристика
Фитобактериомицин комплекс стрептотрициновых антибиотиков, биологическая активность препарата не менее 120 000 ЕА/мл
1л препарата содержит 32г Фитобактериомицина

Фитолавин®- является препаратом местного и системного действия. Действующее начало препарата – комплекс стрептотрициновых антибиотиков, обладающий бактериальным и фунгицидным действием. Биологическая активность – 300000 ед./ч. Препарат легко проникает в ткани растений и сохраняется там некоторое время. Отмечено стимулирующее действие препарата на рост и развитие растений в рекомендованных дозах. Препарат не фитотоксичен и нетоксичен для энтомофагов и насекомых опылителей.

Состав:

Препаративная форма ВРК – с 1.02.2011г. выпускается в виде жидкости, состоящей из метаболитов стрептомицетов.

► увеличивается всхожесть семян, длина корней проростков;
► существенно снижается поражение растений бактериозами;
► повышается степень кущения и урожайность биомассы зерна;
► обеспечивается максимальное накопление клейковины в зерне, содержание которой не снижается при хранении.
Фитолавин®обеспечивает снижение уровня развития
► снежной плесени, септориоза, мучнистой росы, фузариоза

Способы применения по процессам:

Процесс Культура Возбудитель болезни Норма расхода Норма расхода рабочей жидкости Кратность обработок Цена за литр/руб Цена за Га/руб Цена за тн/руб
Предпосевное протравливание семян Пшеница, ячмень озимые Базальный бактериоз, черный бактериоз, корневые гнили 2 л/т 10 л/т 1   - -
Опрыскивание в период вегетации в фазу кущения 2 л/га 300 л/га 1     -
При появлении симптомов заболевания в фазу трубкования. 1     -

* В зависимости от степени зараженности семян норму расхода для протравливания можно снизить до 1-1,5 л/т (2л/т используют при зараженности семян 85-100%).

Совместимость: Фитолавин® совместим в баковых смесях с основными химическими инсектицидами, фунгицидами и гербицидами.
Безопасность: Препарат относится к III классу опасности. Обладает слабораздражающим действием. При работе с фитолавином необходимо соблюдать меры предосторожности, изложенные в «Инструкции по технике безопасности при хранении, транспортировке и применении пестицидов в сельском хозяйстве».
Рекомендуется совместное использование с препаратами СТИМИКС® для усиления действия препарата и восстановления полезной микрофлоры.

5. Преимущества препарата
- Фитолавин обладает выраженным бактерицидным и фунгицидным действием.
- Не фитотоксичен и не токсичен для энтомофагов и насекомых-опылителей.
- Легко проникает в ткани растения.
- Короткие сроки ожидания.
- Оказывает стимулирующее действие на рост и развитие растений.

6. Широкого спектра действия
- корневые гнили
- сосудистый бактериоз
- черная ножка
- бактериальный ожог
- угловатая пятнистость листьев
- гниль клубней
- фузариозы
- антракноз

7. Рекомендации по применению
Препарат используется для предпосевной обработки семян, опрыскивания в период вегетации, добавления в капельный полив и полива под корень. Норма расхода и назначение препарата (таблица из зеленки) .
Препарат не фитотоксичен (в рекомендованных нормах расхода).
Рабочую жидкость необходимо готовить непосредственно перед применением и использовать полностью в тот же день.

8. Особенности препарата
В зависимости от степени зараженности семян норму расхода для протравливания можно снизить до 1-1,5 л/т.
После полива бактерицидом под корень необходимо внесение бактериальных препаратов (планриз, бактофит, алирин, гамаир).
Совместим с большинством известных химических инсектицидов, фунгицидов, гербицидов. Не рекомендуется применение в баковой смеси с бактериальными препаратами.
Период защитного действия: 15-20 дней. Скорость воздействия: 12-24 часа.

9. Срок годности
1 год.

10. Безопасность
Препарат относится к III - классу опасности. Малоопасен для пчел.

11 Ограничения
Выпуск насекомых – опылителей через 9 - 12 часов. Избегать попадания препарата в открытые водоемы.

12. Хранение
Препарат хранят в упаковке предприятия – изготовителя в сухом защищенном от света месте при температуре от 0оС до + 30оС в местах недоступных для детей и домашних животных. Не допускается хранение вместе с пищевыми продуктами и медикаментами.

13. Упаковка
Препарат выпускается в удобной экономичной фасовке по 50,100,400мл и канистрах по 1 и 5 литров.

0

Новый подход к восстановлению плодородия почвы

Автор: Admin от 1-04-2014, 19:13, посмотрело: 3322

Новый подход к восстановлению плодородия почвы
(Обзор рынка препаратов для разложения пожнивных остатков)

Если бы этак сто лет тому назад мы предложили бы крестьянину купить у нас микробный препарат для разложения пожнивных остатков, и он бы понял, за что ему нужно отдать добытые им потом деньги, то он бы рассмеялся нам в лицо.
Когда-то на весь мир знаменитое плодородие почв Юга России позволяло получать урожай зерновых, не вкладывая в почву особых сил и каких-то удобрений, о которых-то тогда никто и не знал. Сама технология зернопроизводства не оставляла большую часть пожнивных остатков на поле, так как снопы вывозились с поля и вымолот зерна производился в особом месте. Никто не вывозил солому обратно на поле, и если что и попадало назад, то только в виде подстилки с навозом из-под коров. Остатки стерни можно было просто спалить, чтобы они не мешали высеву последующих культур.

0

Поле деятельности: новая система земледелия. Технологии Mini-till, No-till. Беспахотное земледелие

Автор: Admin от 1-04-2014, 19:11, посмотрело: 8133

No-till – «нулевая технология» - термин, пришедший к нам из Северной Америки. В Великобритании и Южной Америке для описания этого процесса применяется понятие «прямой посев». В России часто пользуются термином «беспахотное или сберегающее земледелие», которое, правда, по значению несколько шире. Все эти понятия по сути являются синонимами. Как показывает практика, идея «беспахотного земледелия» оказалась привлекательной для многих российских хозяйственников, это может дать значительную экономию горючего, поднять урожайность и, в конечном итоге, повысить рентабельность сельхозпроизводства.


Данная система земледелия базируется на следующих принципах:
- пахота не является важнейшим компонентом при выращивании культур;
- растительные остатки являются ценным продуктом и должны находиться на поверхности почвы в качестве мульчи;
- сжигание растительных остатков (мульчи) запрещено;
- наличие постоянного почвенного покрова;
- упор на развитие биологических процессов, обеспечивающих высокое плодородие почв;
- биологическая борьба с насекомыми-вредителями;
- водная и ветровая эрозия является симптомом того, что для данного поля или экосистемы используются неподходящие методы обработки;
- рациональное, учитывающее все особенности местности, использование почвенных ресурсов.
- оптимальное использование выпадающих осадков
При этом следует помнить, что технология No-Тill является целостной системой, и переход на прямой посев подразумевает не только отказ от вспашки, но и полную перестройку всего мировоззрения земледельца. Как известно, в любом серьезном деле при замене одной системы на другую все ее компоненты необходимо сразу же менять. Этот принцип в полной мере применим в случае перехода с традиционной обработки на технологию No-Тill.
Мы должны понимать, что отказываясь от механического рыхления почвы, мы не отказываемся от рыхления почвы в принципе. Внедряя нулевую обработку почвы, мы должны запустить биологическую систему ее рыхления, непонимание этого сделает No-Тill неуспешным. Все дело в том, что в системе No-Тill почва воспринимается как живой организм, имеющий на каждом поле индивидуальное своеобразие. Применение тех или иных способов обработки почвы привело к тому, что к началу внедрения нового метода для разных полей характерна различная степень структурной стабильности и прочности агрегатов, различный уровень содержания органического вещества.
Многолетние исследования прямого посева во всем мире показали, что при отказе от пахоты начинается медленный процесс восстановления биологической активности почвы.


Основным условием этого процесса является накопление в почве углерода (углеродистых соединений – продуктов распада растительных остатков), который является источником питания почвенных микроорганизмов. Это очень важно, можно сказать, что значительная (если не основная!) часть экономической и экологической выгоды системы прямого посева достигается за счет сохранения органических остатков, и лишь небольшая часть за счет собственно самой нулевой обработки.
При внедрении новой системы за несколько лет в почве происходит в значительной мере количественная смена видового состава микроорганизмов.
В 2004 году на основе суммирования 45 летнего опыта внедрения системы профессор Карлос де Морес (Университет Понта Гросса, Бразилия) вывел эволюционную шкалу системы No-Тill (таблица 1).
В начальной фазе (0-5 лет) почва начинает восстановление почвенных агрегатов, и кардинальные изменения в содержании почвенного углерода не ожидаются. В этот период пожнивных остатков недостаточно и система нуждается в азоте.
Как показывает практика применения прямого посева, первая, начальная фаза его внедрения является критической. Дело в том, что при минерализации активного гумуса в системе традиционного земледелия в условиях внедрения упрощенных севооборотов и дефицитного баланса углерода в почве происходит обеднение видового состава микробиоты. Следует отметить, что согласно современных представлений, деградацию почв также надо рассматривать не только как результат действия суммы факторов, ведущих к снижению содержания гумуса и ухудшению физико-химических показателей, но и как следствие процессов, приводящих к сведению к минимуму (а то и исчезновению) необходимых для гармонического развития растений почвенных микроорганизмов.
Сегодня, к сожалению, в некоторых почвах отдельные виды микроорганизмов находятся на грани исчезновения. Их место занимают нетипичные для почвообразовательных процессов и эффективного взаимодействия с растениями микроорганизмы. При этом корни растений заселяют неспецифичные микроорганизмы, которые, соответственно, выполняют и нетипичные функции – они не выполняют свою основную функцию – не «кормят» сельскохозяйственные культуры элементами питания, а паразитируют на растительном организме.
В то же время в результате многолетнего применения вспашки и нарушения правил землепользования в ряде регионов упала целлюлоразрушительная активность почвы (так, например, по литературным данным, к середине 70-х годов ХХ века для черноземных почв Юга России она снизилась в 4 раза).
Все это приводит к тому, что в начальный период внедрения прямого посева за счет накопления медленно разлагающихся пожнивных остатков (до 3-4 лет) происходит резкое накопление в почве потенциального инфекционного начала, что приводит к вспышке инфекции, в первую очередь, корневых гнилей. При этом потери от корневых гнилей могут быть достаточно серьезными, даже при применении фунгицидов в Ставропольском крае в первые 4 года перехода на прямой посев, составляли до 25% урожая (данные 2006 г.).
Несмотря на то, что в целом ХХ век был благополучен относительно вспышек бактериозов, было отмечено несколько волн болезней грибного происхождения, против которых были созданы эффективные синтетические фунгициды.
Как же случилось, что малоизвестные и довольно безобидные, уносившие еще несколько лет назад 2-5% урожая заболевания, стали бичом наших полей?
До середины первого десятилетия ХХI века это были корневые гнили исключительно грибного происхождения: Fusarium spp., возбудитель гельминтоспориозной корневой гнили Bipolaris sorokiniana (Sacc.) Shoem., возбудитель церкоспореллезной корневой гнили Pseudocerrcosporella herpotrichoides и др. Из фузариев наибольшую проблему создавал Fusarium graminearum.
Действительно еще несколько лет назад Fusarium graminearum - возбудитель фузариозных корневых гнилей и фузариоза колоса зерновых забирал у нас от 20% урожая в обычные годы и до 50% в годы эпифитотий.ко
Так или иначе, с помощью фунгицидов селективного действия человечество научилось контролировать эти болезни. Но в природе существуют законы саморегуляции, и против сильно размножившегося паразита появляется гиперпаразит, который уничтожает первого. Этим паразитом оказалась эпифитная бактерия Pseudomonas syringae, которая научилась питаться Fusarium graminearum и к настоящему времени его практически уничтожила. Заняв его нишу, она размножилась. Она смогла «договориться» с малозначимыми до последнего времени другими грибами рода Fusarium, вследствие чего состав корневых гнилей в последнее время полностью изменился.
Начался этот процесс недавно – в период 1996-1998 годов, когда начали проявляться первые его последствия малозначимые для производства зерна в целом.

СПРАВКА:
Бактерия Pseudomonas syringae, представленная рядом патоваров, в составе сложной бактериально-грибной инфекции в настоящее время является главным патогеном. Ей сопутствует бактерия Xanthomonas translucens – возбудитель черного бактериоза, а также ряд грибов – Fusarium oxysporum, Fusarium moniliforme (последний в 2010 г. в составе сложной инфекции поразил Северо-восток Украины и значительные площади в Ростовской области).
С конца 1990-х годов бактерия Pseudomonas syringae, по описанному в учебниках фитопатологии принципу, паразит/гиперпаразит, усиленная ГМО штаммами, которых в настоящее время уже выпущены в природу десятки, начала наращивать свою массу и расширять свою нишу обитания, вытесняя патогенные грибы рода Fusarium, а также других полезных и вредных обитателей микробиоценоза почвы. Это привело к развитию эпифитотии бактериальных болезней примерно с 2002 года (Краснодарский край и с 2006-2008 гг. – в более северных районах).
Для нее характерен экспоненциальный рост количества пораженных растений, распространение болезни на больших площадях. В настоящее время поражен весь Юг России, практически вся Украина. В России - северная граница – Рязанская область. Восток – Предуралье, Зауралье, Северный Казахстан и Южная Сибирь поражены полностью.
На сегодняшний день существует серьезная недооценка вредоносности бактериальных заболеваний сельскохозяйственных культур, в том числе и зерновых колосковых. Так, в полевых условиях их внешние признаки могут маскироваться либо проявлением голодания растений (из-за дефицита какого-то минерального элемента), либо симптомами вирусных или более «представительных» возбудителей микозов.
Определено, что бактериозы снижают урожайность в два и более раза за счет уменьшения и гибели части корневой системы, уменьшения кустистости, длины колоса и его озерненности, массы 1000 семян, содержания хлорофилла. Являясь активаторами кристаллизации воды (АКВ+), большинство фитопатогенных бактерий вызывают резкое снижение устойчивости растений к заморозкам и зимостойкости

Но уже к 2002 году агрономы стали наблюдать на полях зерновых в форме пожелтения растений и усыхания краев листьев в виде пятен от 0,5 мм в диаметре и полос неправильной формы от десятка до сотен мм длины. Симптоматика бактериозов зерновых вообще сходна с симптомами нехватки питательных элементов.


Фосфора – на стадии кущения, проявляется в виде усыхания кончиков листа растения. Азота, магния и некоторых микроэлементов – проявление желтизны на растениях, связанной с разрушением хлорофилла под действием токсинов фитопатогенных бактерий на более поздних стадиях развития растения. Все это стараются объяснить неравномерным внесением минеральных удобрений. Это дезориентирует агрономов-технологов в принятии решений. Внесение минеральных удобрений не дает ожидаемого результата. И это не мудрено, попытки «накормить» больное бактериозом растение сродни с такой же попыткой плотно накормить больного человека, т. е. эффективность применения азотных удобрений в этом случае очень низкая.
Основной проблемой сегодняшнего дня стало не столько распространение бактериозов, сколько фактическое отсутствие средств борьбы с ними. Из-за ошибок в прогнозах, химические компании, специализирующиеся на производстве средств защиты растений, не смогли вовремя разработать и внедрить в производство необходимые пестициды бактерицидного действия. Единственным эффективным химическим бактерицидом в настоящее время является тирам, применяемый для обработки семян в дозе не менее 400 г д.в. на тонну семян.
Закономерно, что по происшествии времени у сельхозпроизводителей возникли вопросы, связанные с низким качеством дженериков. Когда эта проблема приобрела массовый характер, был проведен ряд исследований. В ходе практических опытов выяснилось, что биологическая эффективность многих из них оказалась значительно ниже, заявленной производителем.
Распространение корневых гнилей бактериально-грибного происхождения, где бактериальный компонент представлен бактериями аэробами, которые хорошо развиваются в верхнем слое почвы на растительных остатках и низкая эффективность дженериков сегодня является одним из препятствий для внедрения систем нулевой и минимальной обработки.
При переходе на No-Тill в период эпифитотии бактериозов мы вольно или невольно создаем ситуацию большого накопления инфекции. До последнего времени пожнивные остатки, оставляемые на поверхности почвы, были главным местом локализации бактериальной инфекции, так как бактерии относятся к группе аэробных микроорганизмов.

В настоящее время (последние 3 года) бактерия расширила нишу обитания и научилась жить в личинках ряда насекомых и нематодах. Вспышка корневых гнилей, против которых обычные фунгициды неэффективны, в настоящее время являются основной причиной падения урожайности.

Прогноз в отношении развития эпифитотии таков: мы еще не достигли пика развития болезни. Когда эпифитотия прекратится, в более выгодном положении окажутся те, кто перешел на No-Тill до начала эпифитотии. Однако за это время эпифитотия бактериозов успеет нанести серьезные потери экономикам стран-сельхозпроизводителей. Так, в 2008-2009 гг. по причине бактериозов произошло снижение производства пшеницы в Аргентине – одной из самых передовых стран по применению технологии No-Тill - с 15 до 9 млн тонн. Экономику сельского хозяйства страны спасло то, что она смогла перейти на расширение производства сои и кукурузы на экспорт, более устойчивых к бактериозам.
Если мы хотим иметь успешный No-Тill в России сейчас, то надо делать специальную сложную защиту семян (фунгициды, инсектициды, бактерициды или бактериостатики, акарициды плюс стимуляторы корнеобразования), некорневые обработки растений в период вегетации и провести мероприятия по уменьшению уровня инфекции в почве.
Для этого нами разработан микробный препарат для обработки пожнивных остатков, представляющий из себя простой микробный консорциум Триходерма + Актиномицет (его состав защищен патентом). Его функция – ускоренное разложение пожнивных остатков с функцией санации их и почвы от патогенных организмов, для чего подобраны соответствующие штаммы.

Имеет интерес использование японского препарата Кюссей и его российских аналогов (Восток-Эм1, Фитостим и др.), в связи с их высокой целлюлозоразрушительной активностью и способностью разрушать в почве токсины грибов и патогенных бактерий. Замечено, что в некоторых случаях препараты для разложения пожнивных остатков с выраженным антигрибным действием могут спровоцировать активное развитие бактериального компонента корневых гнилей. (Например: в одном из хозяйств Ростовской области применение препарата Биофит-2 осенью 2008 г. для разложения пожнивных остатков в условиях эпифитотии в 2009 г. вызвало падение урожайности озимой пшеницы с 44 ц/га (2008 г.) до 11 ц/га (2009 г.).
С 2002 по 2008 гг. разрабатывались схемы с применением препаратов-антибиотиков (д.в. фитобактериомицин), которые показали высокую эффективность. Эти препараты созданы на основе метаболитов актиномицетов: Streptomyces griseus, Streptomyces lavendulae, Streptomyces fradiae. Ограничительным моментом их широкого применения остается высокая цена и маленький объем производства.
В схемах с применением антибиотиков целесообразно через 1-2 недели проводить некорневую обработку растений микробными препаратами на основе эпифитных и эндофитных штаммов Bacillus subtilis и Рantoea agglomerans.
Полевые испытания этих микробных композиций (без применения антибиотика) были проведены на всех полях холдинга ООО АПК «Новый стиль» (14,5 тыс. га, система обработки – Mini-Till), Харьковская область в 2010 г. Был получен удовлетворительный результат, хотя ожидаемого эффекта в полной мере получить не удалось. Мы должны констатировать, что в настоящий момент нет высокоэффективных против смешанных инфекций антибактериальных микробных препаратов, хотя, по нашим сведениям, ряд научных коллективов России и Зарубежья ведет поиск эффективных штаммов.
Очевидно, необходимо использовать сложную комбинированную защиту. В 2010 году нами впервые в ряде хозяйств Ростовской области и в ООО «Темижбекское» Ставропольский край (система обработки – Mini-Till, полевые испытания были проведены на площади более 1000 га) был использован созданный нами в содружестве с профессором Котляровым В. В. (КубГАУ) принципиально новый низкобюджетный биологический препарат (защищен патентом), построенный на понимании физиологии отношений бактерии и растения, представляющий из себя сложный композит, работающий по принципу антидота-иммуноиндуктора на основе комбинации аминокислот, микробного компонента и гуматов иркутского происхождения, играющих роль консерванта, собранного по принципу ценотических препаратов 80 гг. ХХ века. Композит оказался очень эффективным (в ряде случаев эффект выше, чем у антибиотика). Урожай озимой пшеницы в хозяйстве был на уровне 76 ц/га. Сорт озимой пшеницы украинской селекции Зустрич дал урожайность 80,4 ц/га. Для сравнения: семена этой же партии на полях Ставропольского НИИСХ на хорошем агрофоне дали урожай 46 ц/га.
В итоге, поиск способов контроля бактериозов привел к пересмотру не только способов защиты растений, но и всех агротехнологий выращивания сельскохозяйственных культур. Был создан новый технологический подход, включающий кроме защиты растений совместное применение в баковой смеси стимуляторов роста, микробных препаратов для обработки семян и растений, жидких форм минеральных удобрений NPK+микроэлементы, биологических фертивантов-прилипателей, индукторов иммунитета, средств санации (очищения) почвы от агрессивных биологических агентов и способов повышения плодородия почвы с применением микробиологических препаратов.
Через 7-8 лет после нанесения значительного ущерба, эпифитотия пойдет на убыль в связи с действием в природе закона саморегуляции и появления антагонистов возбудителей бактериозов. Предположительно это будут вирусы и токсикогенные формы почвенных грибов. Мониторинг развития грибных патогенов последние два года проводимый как в России, так и в Украине дал очень интересную информацию: нарушенное экологическое равновесие в почвах, лишенных органики, привело к появлению токсикогенных форм полезного гриба Trihoderma viride, ранее достаточно безвредных плесневых грибов рода Aspergillus и сапротрофных грибов рода Аlternaria. Бактерии и грибы борются между собой «за место под солнцем», выделяя токсические вещества, а местом этой борьбы являются растения, получая двойную дозу токсинов. И это сказывается на урожае. Распространение вирусов может привести к вспышке эпифитотии вирусных болезней растений и эпидемии новых вирусных болезней человека. Проявление внимания государства к проблеме эпифитотии бактериозов может снизить потери на национальном уровне.

К СВЕДЕНИЮ:
Импортные семена обычно протравлены фунгицидами – и это создает иллюзию защищенности. Особое внимание следует обратить на семена подсолнечника и кукурузы, выращенные в странах бывшей Югославии и Турции, где, по нашим данным, очень высокая степень развития эпифитотии бактериальных болезней. Семена поставляются под этикетками крупных западных семеноводческих и химических компаний и, часто протравлены их же фунгицидами. Например, кукуруза чаще протравлена препаратом Максим фирмы Сингента и т.д. Фунгициды не контролируют бактериальную инфекцию, поэтому перепротравливание семян рапса, кукурузы, подсолнечника и других культур, поставляемых зарубежными и отечественными организациями, тирамсодержащим препаратом (не менее 400 г д.в. на тонну семян) плюс инсектицид, должно стать обязательным приемом, если мы хотим избежать больших потерь. И вообще, контроль семян на наличие возбудителей бактериальных болезней как функция госсеминспекций должен быть восстановлен как обязательная мера

А. Г. ХАРЧЕНКО,
ООО БИОЦЕНТР «Ставрополье»
и ООО БИОЦЕНТР «Дон».

0

«Химеры» микромира угрожают продовольственной безопасности

Автор: Admin от 1-04-2014, 19:10, посмотрело: 2744

Появление новых вредоносных объектов, поражающих сельскохозяйственные растения – проблема на стыке почвоведения,
фитопатологии, климатологии, политологии.

 

ПРЕДЫСТОРИЯ И ПРОБЛЕМАТИКА БАКТЕРИОЗОВ

Харченко Александр ГенриховичЧтобы успешно бороться с врагом, надо знать его слабые места. Чтобы воздействовать на слабые места надо знать, чем и когда.

Генеральный директор НПО Биоцентр "Ставрополье”, «Дон» и др.
Координатор российско–украинского проекта.
ХАРЧЕНКО Александр Генрихович

 

Последние годы агрономы сталкиваются на полях с малообъяснимыми явлениями:

- Слабое кущение зерновых и признаки нехватки минерального питания

- Неразвитая корневая система и неустойчивость растений к засухе

- Плохая перезимовка растений и массовое полегание зерновых

- Существенное снижение урожайности ряда полевых культур.

- Падение устойчивости всех сельскохозяйственных культур ко всем неблагоприятным

природным (абиотическим) факторам

Для растениеводства это означает снижение рентабельности при растущих затратах

Основная причина этих "недоразумений” - смешанные бактериально – грибные инфекции и традиционные методы защиты растений здесь бессильны, а неосведомленность аграриев об этих болезнетворных инфекциях, усугубляет ситуацию. Государственная система мониторинга болезней растений Россельхозцентра не обеспечивает аграриев достоверной информацией, а на областном и районном уровне такие сводки весьма далеки от действительности.

Новые формы бактериальных поражений культурных растений появились в России еще в середине девяностых годов прошлого века и первыми жертвами стали томаты, выращиваемые в промышленных теплицах. После развала СССР на рынок России вышли зарубежные фирмы, которые с семенами ввезли вредоносные микробы-бактерии. В считанные годы болезни дошли до уровня эпифитотии (эпидемии) и потери в теплицах достигали половины урожая.

Тепличное овощеводство оказалось в тяжелейшем положении и лишь благодаря усилиям группы сельскохозяйственной экологии микроорганизмов ВНИИ Фитопатологии, и в частности, кандидата сельскохозяйственных наук Николая БУДЫНКОВА, к концу девяностых удалось эти инфекции приструнить. Теперь большинство промышленных теплиц напоминает лабораторию: пол застелен белой пленкой, растения выращивают на искусственных субстратах и каждый год субстраты обновляют. Когда происходит смена культур, все конструкции теплиц обрабатывают дезинфицирующими растворами, при малейшем подозрении на бактериальную инфекцию есть специальный антибиотик фитолавин (действующее вещество фитобактериомицин).

Выпуск этого препарата осуществляет компания "Фармбиомед”. Фитолавин родственник тетрациклина, а это значит, что растения поражаются болезнями, весьма схожими с болезнями человека и неизвестно, как потребление таких растений отразится на его здоровье.

На данный момент эту проблему удалось обуздать лишь в теплицах, а в открытом грунте промышленных полей, огородов дачников, куда перекочевала болезнь, из-за нее продолжают болеть и гибнуть томаты, картофель, перец, баклажаны. Аграрии, не имея понятия об истинных причинах, боролись с напастью "кто во что горазд”, используя фунгициды, которые практически не затрагивают источник инфекции и на следующий год она возвращалась на поля.

В 2010 году, специалисты проанализировали массовое поражение и гибель картофеля на полях Азовского района Ростовской области и пришли к выводу, что вызвала массовую гибель картофеля бактерия Сlavibacter michiganensis pv. michiganensis, а гриб Fusarium oxysporum это воздействие усилил. Оперативно локализировать и подавить заражение не удалось, и подобно пожару торфяника, когда сверху ничто не предвещает беды, а под землёй вовсю бушует огонь, бактериальная инфекция из южных районов скрытно просочилась далеко на север.

В прошлом году власти напугало появление новой карантинной инфекции.

Занесенная с выращенным в Египте ранним картофелем, бактерия Ralstonia solanacerum с прилавков магазинов разбежалась по всей Ленинградской области и с семенным картофелем стала развозиться по всей стране. Из других сельхозкультур за последние десять лет серьезно пострадали капуста и кочанные салаты, которые сейчас поражаются сосудистым бактериозом, возбудителем которого стала бактерия – Xantomonas campestris. Украинские фермеры по этой же причине стали терять рапс, одну из своих стратегических культур. Пораженный "невидимой” бактерией озимый рапс плохо перезимовывал, а по весне просто сгнивал на полях.

У новых болезней пшеницы и других злаковых культур сходная предыстория…

В конце девяностых годов, преподаватель КубГАУ, профессор Владимир КОТЛЯРОВ при подготовке докторской диссертации обратил внимание на то, что выращенные в лабораторных условиях колонии возбудителя фузариозных болезней пшеницы – Fusarium graminearum, стали необъяснимым образом угнетаться. Проявив настойчивость, ученый определил причину этого феномена, которая крылась в бактерии Pseudomonas syringae – эпифитной бактерии, живущей на растительных остатках. За несколько лет эта бактерия вытеснила Fusarium graminearum с полей основных земледельческих районов России, география распространения которого к настоящему времени переместилась с юга России в Ленинградскую область и Финляндию, а через десять лет Pseudomonas syringae перешла к активному паразитизму на растениях. Вызванная ею болезнь (базальный бактериоз) достигла эпифитотийной (эпидемической) стадии развития. Из злаков больше всего пострадал озимый и яровой ячмень. Летом 2011 года, в Украине обсуждался вопрос о замене ячменя как кормовой культуры на кукурузу, так как несколько лет по загадочной причине он "не задавался” вне зависимости от погодных условий и соблюдения предписанных агротехнологий.

Особо ощущается удар по пивоваренным ячменям – главному сырью в производстве пива, на втором месте из "потерпевших” оказалась пшеница, а вслед за ней другие злаки, включая кукурузу, а также сою и другие бобовые.

Фото1. Pseudomonas syringae

Pseudomonas syringae

"Чтобы успешно бороться с врагом, надо знать методы воздействия на его слабые места». Особенность проявления воздействия микроорганизмов заключается в том, что при поражении растений бактериозами, часто возникают симптомы азотного и магниевого голодания, нехватки железа и других микроэлементов, а в фазе кущения зерновых колосовых появляются признаки фосфорного голодания – сохнут части листовой пластинки и сами растения желтеют.

Фото 2. Признаки бактериальных болезней на поле.

Признаки бактериальных болезней на поле

Такая картина подчас дезориентирует специалистов – технологов и они спешат внести на поле минеральные удобрения, проводят минеральные подкормки по листу. Но при бактериозах внесение удобрений неэффективно, ведь причины симптомов совершенно иные и рассмотреть их можно разве что под микроскопом. Еще один немаловажный момент, мозаичность развития растений на полях бывает связана с возникновением бактериально – грибных корневых гнилей и агрономы обычно объясняют этот "симптом” неравномерным внесением удобрений.

Причины плохого кущения зерновых и отставание развития вторичной корневой системы, также подчас списываются на неблагоприятные природные (абиотические) факторы.

В ряде областей увеличивается количество щуплого зерна и зерна с черным зародышем, напоминающим альтернариозное поражение. Наблюдается существенное снижение всхожести семян зерновых при хранении. Последние годы зерновики начали сталкиваться со следующим малообъяснимым явлением: падение классности зерна, уменьшение клейковины при хранении – это ещё один косвенный показатель заражения зерна болезнетворными бактериями.

Может ли быть иначе, если в новых условиях истинные причины тревожной симптоматики "на глазок” уже не определишь – для этого нужны лабораторные исследования, проведенные специалистами по определенным методикам, поэтому одна из наиболее болезненных проблем – отсутствие доступной для аграриев системы лабораторной диагностики бактериозов.

Как уже упоминалось, в полевых условиях внешние признаки бактериозов могут маскироваться либо проявлением голодания растений (из-за дефицита какого-то минерального элемента), либо симптомами вирусных или более «представительных» возбудителей микозов. На международной конференции по фитопатологии в Минске летом 2011 года президент ВПРС МОББ профессор д-р Данута сосновска из Института защиты растений в Познани (Польша) назвала новые болезни «бессимптомными», ведь из-за более здоровых почв страны Восточной и Западной Европы столкнулись с бактериальными болезнями сельхозкультур гораздо позже, чем Россия или Украина. Тем не менее, «незримый враг» продолжает свой поход на запад, с каждым годом «осваивая» все новые и новые территории.

Здесь-то и возникает вопрос – а что же, собственно, кроется за понятием «здоровая почва»? Этот термин («здоровье почвы») был введен американскими учеными около десяти лет назад, расширенную трактовку его дал академик РАСХН Михаил Соколов. По его мнению, здоровая почва имеет сбалансированное биоразнообразие, способность самоочищаться от загрязняющих веществ (в том числе от остатков примененных на поле пестицидов), супрессивность (то есть активное противостояние аборигенного микробного сообщества агрессии фитопатогенной и патогенной биоты, занесенной с импортными семенами, ветром или иным способом). В бывших республиках СССР и ряде стран Восточной Европы, включая Сербию, из-за нарушений правил землепользования почвы в значительной степени потеряли супрессивность, и здесь потери от новых болезней значительно выше, чем в странах с более здоровыми почвами. Из-за того, что новые патогены стали проявлять универсализм и перешли к развитию на многих культурах, севооборот также перестал быть фактором, который разрывает цепочку передачи инфекции.

Кто на новенького?

В 2009 году профессор Владимир Котляров выделил три главныенаиболее вредоносные бактерии-возбудители бактериозов поражающих полевые культуры:

1. Pseudomonas syringae;

2. Xanthomonas translucens;

3. Xanthomonas arboricola.

Последний «персонаж» из этого списка еще недавно был совершенно неизвестной бактерией, а теперь это главный виновник низкого урожая подсолнечника в Ростовской области. Из-за Xanthomonasarboricola средняя урожайность подсолнечника в 2011 году здесь составила 8-9 ц/га. Для сравнения: на полях, где проводилась защита от «новичка», урожайность составил 24-28 центнеров.

Неприятной неожиданностью оказалось то, что переносчиками возбудителей бактериозов оказались насекомые – листососущие и листогрызущие, личинки некоторых насекомых, обитающих в почве, а также насекомые-опылители, включая пчел. Кстати, одной из гипотез массовой гибели пчел, зафиксированной в последние годы по всему миру, является их отравление токсинами фитопатогенных бактерий, невольными носителями которых они стали.

Особенностью развития новых болезней старший научный сотрудник микробиологической лаборатории по защите растений ВНИИ защиты растений, кандидат биологических наук, фитобактериолог Александр Лазарев назвал их способность накапливаться в почве, растительных остатках, семенах, сорняках до некоего критического уровня, чтобы затем при сложении ряда обстоятельств вызвать резкое падение урожайности. Для базального бактериоза (возбудитель - Pseudomonassyringae) – это летние засухи, даже кратковременные – сказывается слабое развитие вторичной корневой системы злаков или даже ее отсутствие, наблюдаемое в последние годы, а также холодные зимы и весенние возвратные заморозки. Pseudomonas syringae также выделяет особый белок – активатор замерзания воды, который меняет температуру замерзания воды в растениях с -9С до -2-4 С, в результате чего даже успешно перезимовавшее растение может погибнуть весной после возобновления вегетации. Так, в 2010 году бактериозы стали причиной потери 40% урожая в Украине. Из-за весенних заморозков в Харьковской области погибла значительная часть посевов, остальные были заметно ослаблены, и в среднем по области урожайность озимой пшеницы составила 14,7 ц/га, снизившись в некоторых районах вообще до 8 центнеров. Россия в том же году списала весь неурожай пшеницы на засуху.

Фото 3. Действие природных (абиотических) факторов, усиленное бактериальной инфекцией

Действие природных (абиотических) факторов, усиленное бактериальной инфекцией Гибель посева озимой пшеницы от бактериоза

По мнению д.б.н. Александра Игнатова (центр «Биоинженерия» РАН), при благоприятных природных условиях потери от бактериозов могут составлять «ситуативные» 10%, а вот при сложении неблагоприятных обстоятельств можно потерять все, как это и произошло в ряде хозяйств в 2010-м. В 2011 году мягкий переход от зимы к весне и сбалансированная в летний период влага обеспечили высокий урожай зерна и на юге России, и в Украине, где был собран рекордный урожай зерновых. При этом, как показали исследования фитобактериологов, инфекции бактериального происхождения на полях с основными сельхозкультурами меньше не стало, и достаточно совпадения двух-трех негативных факторов, чтобы бактерии стали причиной потери если не всего, то очень значительной части урожая зерновых 2012 года.


 

О масштабах и последствиях возможной трагедии можно судить хотя бы по тому, что отказ из-за низкого урожая России и Украины поставлять в 2010 году зерно в страны Северной Африки вызвал там резкое подорожание дешевого социального хлеба, с чего и начались волнения в Тунисе, Египте, Сирии и других странах, вылившиеся в «арабскую весну». На рубеже 2010 и 2011 годов президент Всемирного банка Роберт Зоеллик предупредил, что резкий рост цен на продовольственные товары – «угроза глобальному росту и социальной стабильности», поскольку мир, впервые на нашей памяти, отделяет от хаоса только один бедный урожай. Николя Саркози, президент Франции, назвал волатильность цен на продукты питания приоритетной проблемой, которая будет вынесена на обсуждение во время председательствования Франции в Большой Двадцатке. Опубликованные в январе 2012 г. данные Комитета Организации Объединенных Наций по сельскому хозяйству и продуктам питания свидетельствуют, что цены на основные продукты питания преодолели максимумы, установленные в 2008 году.

Впрочем, для США проблема продовольственной безопасности как внутреннего, так и мирового рынка всегда была стратегической. Так вот, в начале 2000-х, еще при президенте Клинтоне были выделены сотни миллионов долларов на изучение проблемы новых болезней растений. Деньги были выделены в рамках государственных программ химической и биологической безопасности, которые являются составными элементами общей системы безопасности США. Одним из руководителей-кураторов этой программы является доктор Норманн Винер Шаад – сотрудник отдела зарубежных болезней Минсельхоза США (Fort Detrick).

Рис.1. География эпифитотии базального бактериоза на территории СНГ. Карта ВИЗРа 2005 года. На самом деле, граница зоны сильного поражения в настоящее время ушла далеко на север – севернее Рязанской области, Украина поражена вся.
География эпифитотии базального бактериоза на территории СНГ. Карта ВИЗРа 2005 года. На самом деле, граница зоны сильного поражения в настоящее время ушла далеко на север – севернее Рязанской области, Украина поражена вся.

Чем же так заинтересовали американцев новые болезни растений? Версий причины вспышки бактериальных болезней несколько. Среди основных – изменение климата; деградация активного гумуса почв (почвы России и Украины десятилетиями не видели органических удобрений, и теперь любая инфекция, привнесенная с импортными семенами, не подавляется собственными ослабленными микробными аборигенными сообществами). Сюда также входит массовое применение фунгицидов избирательного действия, которые уничтожают хорошо изученные нашими агрономами возбудителей грибных заболеваний, но абсолютно безопасные для бактерий. Фитопатогенные бактерии активно осваивают освободившееся от грибов пространство, в результате чего, применение системных фунгицидов может способствовать снижению урожая. Массовое применение глифосатных препаратов (по мнению сотрудников группы сельскохозяйственнойэкологии микроорганизмов ВНИИ Фитопатологии, продукты их распада – сильные стимуляторы роста этих грибов) привело к сильному развитию фузариозных инфекций; вытеснение размножившегося гриба Fusarium graminearum фитопатогенной бактерией Pseudomonas syringae по принципу паразит/гиперпаразит это один из результатов действия в природе закона биологического равновесия.

До сих пор много неясного с бактерией Pseudomonas syringae. Небольшая вспышка базального бактериоза (возбудитель – бактерия Pseudomonas syringae) в 1970-75гг. вызвала интерес к проблеме в мире многих микробиологов, и тогда же начались работы по созданию генетических мутантов этой бактерии, не выделяющих белок-активатор замерзания воды. Автор первого ГМО-мутанта Стив Линдоу, исследователь из Калифорнийского университета Беркли (работавший под патронажем международной компании Сингента-Syngenta Crop Protection (в 80-е годы ХХ века это - фирма Сiba)), выпустил его в окружающую среду в 1987 году. Однако замысел не удался, ГМО-мутант прижился, но вместо того, чтобы вытеснять природные штаммы, он вместе с природными стал вытеснять всех соседей, захватывая ниши их обитания. В одном из докладов Восьмой международной конференции «Pseudomonas syringae, ее патовары и сопутствующие патогены», проходившей в сентябре 2010 года в Тринити-колледж (Оксфорд, Великобритания) говорилось, что смесь природных штаммов и штаммов ГМО оказалась более агрессивна и опасна, чем просто смесь природных штаммов. В результате теперь размножившаяся Pseudomonas syringae входит в состав почти всех сложных смешанных инфекций, поражающих овощи, полевые культуры и лесопарковые насаждения, из которых в первую очередь пострадали каштаны – уже в конце июня на его листьях появляются характерные пятна. Микроб, поражающий пшеницу и ячмень, принадлежит к тому же виду, что и микроб, вызывающий усыхание листьев на каштане.

Фото 4. Pseudomonassyringae поражает различные виды растений.
Pseudomonas syringae поражает различные виды растений.

Pseudomonas syringae как биологический вид нарастила такую массу, что поднимаясь вместе с пылью в воздух, благодаря своей способности менять температуру кристаллизации воды стала провоцировать выпадение града, а также дождей, там, где она захочет. Частые грады в степных районах Юга России в последние годы климатологи объясняют исключительно этой причиной. Подробную информацию об этом можно найти в Интернете, если набрать в поисковике «Pseudomonas syringae и изменение климата».

В 2009 г. сотрудники лаборатории бактериозов ВНИИ Фитопатологии А.Н. Игнатов, Н.В. Пунина, Е.В. Матвеева, К.П. Корнев, Э.Ш. Пехтерева, В.А. Политыко опубликовали статью «Новые возбудители бактериозов и прогноз их распространения в России» («Защита и карантин растений» н. 4, сс. 38-41), которая была перепечатана в ряде журналов. К сожалению, их прогноз полностью сбылся.

В ноябре 2011 года д.б.н. А.Н.Игнатов, будучи зам. председателя комиссии по бактериальным болезням Россельхозакадемии, обратился в Минсельхоз РФ с письмом, где обратил внимание на следующее:

«Полученные нами результаты, в совокупности с данными, представленными сотрудниками других научных учреждений, позволяют сделать вывод о быстром нарастании зараженности посевного материала основных сельскохозяйственных культур фитопатогенами. Если до 2003-4 гг. средняя зараженность семян злаков и масличных культур бактериями составляла не более 0,5%, то в 2010-11 гг. изученные образцы были инфицированы уже на 1-10%.

Заражение семян зерновых фитопатогенными грибами (в том числе продуцирующими микотоксины) осенью 2010 и 2011 гг. достигало 50-100%. Токсикогенные бактерии и грибы, найденные в зерне пшеницы, ячменя и на семенах подсолнечника, снижали их всхожесть на 10-60%.

Из-за фактического отсутствия мониторинга в России в последние 20 лет, число видов фитопатогенных микроорганизмов, поражающих растения в РФ, сильно занижено, что снижает эффективность защитных и карантинных мероприятий.

Необходимо отметить, что большинство из известных видов фитопатогенных организмов, передающихся посевным и посадочным материалом, или совсем не регламентируются российскими стандартами, или методы их обнаружения и диагностики устарели.

Мы не располагаем в данный момент достаточным количеством аккредитованных лабораторий и специалистов для диагностики фитопатогенов.

Единственная, действующая в национальном масштабе, обладающая возможностями для диагностики фитопатогенов и вредителей, государственная служба карантина растений в составе Россельхознадзора, по роду своей деятельности диагностирует только виды, включенные в перечень карантинных объектов. Институты отделения защиты растений Россельхозакадемии проводят мониторинг только отдельных видов фитопатогенов.

В сложившейся ситуации необходимо:

1) создать под эгидой Министерства сельского хозяйства (возможно, на базе нескольких институтов Россельхозакадемии) референтные лаборатории для молекулярно-генетической диагностики фитопатогенных микроорганизмов в посевном и посадочном материале;

2) содействовать аккредитации других лабораторий для проведения анализа зараженности растений и посевного/посадочного материала семян фитопатогенными микроорганизмами, созданных заинтересованными государственными и частными организациями.

3) создать или аккредитовать имеющиеся коллекции фитопатогеных организмов для предоставления ими референтных штаммов для целей сертификации и диагностики;

4) содействовать сертификации и распространению новых современных (молекулярно-генетичских) методов диагностики фитопатогенов;

5) привести в соответствие с аналогичными документами стран – участников ВТО и ОЭСР российские государственные стандарты и другие нормативные акты в области оценки качества семян и посадочного материала.

Если сложившуюся ситуацию изменить не удастся, качество отечественного посевного материала будет ухудшаться, и РФ рискует попасть в полную зависимость от зарубежных семеноводческих компаний в производстве зерна, картофеля и других стратегически важных культур».

В «кадре» - кадры

Это проблемы не только России, но и всех стран, входивших в СССР. Увы, за скобками обсуждения остается ключевой вопрос, без которого никак не реализовать поставленные задачи – кто же все это будет воплощать в жизнь? Сейчас на всей территории СНГ едва ли работают более 25-30 фитобактериопатологов. В Украине в работу активно включился отдел фитопатогенных бактерий Института микробиологии и вирусологии им. Заболотного НАНУ, а также научно-исследовательский отдел мониторинга почв и агроресурсов (Украинская лаборатория качества и безопасности продукции АПК, Национальный Университет биоресурсов и природопользования Украины, Киев). Есть несколько специалистов в Республике Молдова. К сожалению, в Институте защиты растений Республики Беларусь не оказалось специалистов-бактериологов, и один из научных центров республики обратился за помощью в диагностике растительного материала во ВНИИ фитопатологии. В Казахстане американцы инициировали создание специальной лаборатории по изучению патогенов растений. Министерство обороны Великобритании стало спонсором одной из последних фитопатологических конференций в Грузии. Вот, пожалуй, и все специалисты, которые, как говорится, «в теме».

Поэтому не удивительно, что уровень региональных лабораторий областного уровня не выдерживает никакой критики. Например, в Краснодарском и Ставропольском краях широко объявили, что выявлен новый вредоносный объект грибной природы – Gibellina (гибеллина), который стал причиной нового заболевания под названием гибеллиноз зерновых. Работы по идентификации этого микроорганизма, проведенные во ВНИИ фитопатологии ведущим научным сотрудником к.б.н. Олегом Рудаковым, доказали, что этот «новый микроорганизм» – не что иное, как сумчатая форма хорошо изученного гриба из рода Fusarium – Fusarium moniliforme.

Мониторинг развития грибных патогенов последние два года проводимый как в России, так и в Украине дал очень интересную информацию к размышлению: нарушенное экологическое равновесие в почвах, лишенных активных форм гумуса, привело к появлению токсикогенных форм полезного гриба Trihoderma viride, ранее достаточно безвредных плесневых грибов рода Aspergillus и сапротрофных грибов рода Аlternaria. Бактерии и грибы борются между собой «за место под солнцем», выделяя токсические вещества, а местом этой борьбы являются растения, получая от одних и других двойную дозу токсинов. Эта дополнительная интоксикация угнетает растения и также является фактором снижения урожая. Таким образом поистине грандиозные события, происходящие в микромире рождают грандиозные события макромира.

А вот заметить и проанализировать эти события зачастую некому, не говоря уже о том, чтобы вовремя разрабатывать и предлагать аграриям средства защиты растений от новых болезней.

Что могло бы способствовать получению высоких урожаев в условии эпифитотии бактериозов? Кроме собственно карантинных мероприятий и мониторинга видового состава инфекции в семенном фонде, и ее количественного уровня (я вижу в этом функцию государства) по новым методикам которые еще нужно в регионах внедрить и освоить, автор предлагает ряд мер, которые себя хорошо зарекомендовали на практике в ряде хозяйств России и Украины:

Фото 5. Действие средств защиты против возбудителей бактериальных болезней
Снопы озимой пшеницы ДельтаДействие средств защиты против возбудителей бактериальных болезней

1. Применение антибиотиков, благо в стране они выпускаются (взять хотя бы уже упоминавшуюся продукцию компании «Фармбиомед»). Хотя метод для полеводства и дороговат (такое «лечение» обойдется хозяйству в сумму около 1 тыс. рублей на гектар), но он приемлем в овощеводстве и садоводстве – с последующей обработкой растений сложными микробными препаратами

2. Применение для протравливания семян тирама и инсектицидных препаратов группы неоникотиноидов. Мы рекомендуем перепротравливание всех, в том числе импортных семян кукурузы и подсолнечника, даже если они уже протравлены фунгицидом фирмой-производителем, так как тирам в настоящее время, пожалуй, единственный химический фунгицид, имеющий еще и бактерицидное действие (Можно использовать неполную норму, но не менее 400 г д.в. на тонну семян – это около 250 руб./т). Доза инсектицида имидаклоприда на зерновые культуры должна быть увеличена до 300 г/т (например, 0,6 л препарата Табу фирмы «Август» на тонну семян).

3. Биологизация земледелия для повышения биологической активности почвы. Сюда входят внесение органических удобрений, а также обработка пожнивных остатков микробными препаратами для ускоренного их разложения с функцией подавления патогенов как грибной, так и бактериальной природы (сложившаяся на рынке цена обработки гектара – 300 руб.). Разработан ряд специальных микробных препаратов, выпускаемых под торговой маркой Стимикс®.

С нашей точки зрения, позиция государственных органов на Юге России запрещающих в последние годы (хотя эту кампанию надо было начать гораздо раньше) сжигать пожнивные остатки в период эпифитотии бактериозов, должна быть подкреплена необходимостью их биологической санации, которая должна дотироваться из бюджета, иначе накопление бактериальной инфекции будет только ускоряться.

4. Глубокое чизелевание почвы до глубины 45-50см, а при необходимости глубже. По данным сотрудников бывшего союзного НИИ охраны плодородия почв (Луганск, Украина), наличие плужной подошвы (она присутствует на 70% полей) способствует накоплению в пахотном горизонте всех видов инфекции.

5. Применение специальных разработанных нами микробных компостов с антибактериальной активностью в достаточно низкой дозе - 3 т/га (альтернатива нехватке навоза, доза которого должна быть не менее 15 т/га для получения заметного эффекта).

6. Внедрение системы некорневых подкормок растений сложными миксами из минеральных удобрений, стимуляторов, биологических и химических препаратов.

7. Внедрение в широкую практику препаратов, индуцирующих иммунитет – устойчивость к поражению фитопатогенными бактериями и к неблагоприятному действию абиотических факторов (препараты группы Стимикс®) (цена обработки гектара посевов – 99-160 руб. (1-4 обработки), при протравливании семян – 160 руб./т) (Производитель – Группа компаний «Биоцентр»).

Фото 6. Результаты применения препаратов
Результаты применения препаратовРезультаты применения препаратов

9. Различные комбинации перечисленных методов, а также методы в разработке.

В рамках одной публикации невозможно перечислить все ноу-хау методов борьбы с фитопатогенными бактериями и сложными бактериально-грибными инфекциями. Но можно смело сказать – проблема решаема, что доказала Группа компаний «Биоцентр», которой удалось выработать систему получения высоких урожаев сельскохозяйственных культур в условиях эпифитотии бактериозов. Более того, этот опыт был успешно апробирован в десятках хозяйств России и Украины, причем в различных агроклиматических условиях на Юге России, в Центральном Черноземье, на Южном Урале, в Восточной Украине. Так, в 2011 году в хозяйстве «Мрия» холдинга «Интер-Агро» (Харьковская область) работа велась на всех полях озимой пшеницы и был получен урожай озимой пшеницы от 60 до 82 ц/га (средний показатель – 72 ц/га). Это хозяйство признано лучшим в Харьковской области. В Ростовской области, Миллеровский район, в ЗАО «Урожай» с 700 га получен урожай озимой пшеницы 42 ц/га при себестоимости 1400 руб./т, при среднерайонном урожае 26 ц/га. В фермерском хозяйстве «Хлебинка» (Челябинская область) на опытном поле яровой пшеницы урожайность – 31 ц/га, при среднерайонном показателе 18 центнеров, и т. д.

 

Выводы (аннотация):

1. В 2008-2011 гг. выявлено эпифитотийное распространение бактериальных болезней на посевах зерновых колосовых культур а также других полевых культур на Юге России, Центральной России и других регионах страны, Украине, Аргентине, Сербии и других странах. В 2010 урожайность зерновых в этих странах упала до 40 процентов, и в результате снизился уровень общемирового производства зерна, что поставило мир на грань продовольственного кризиса.

2. Наиболее распространены и вредоносны фитопатогенные бактерии Pseudomonas

syringae spp. Наращивание степени инифицированности семян сейчас происходит во всех странах мира. Из-за ошибок прогноза, химические компании, специализирующиеся на производстве средств защиты растений, не смогли вовремя разработать и внедрить в производство необходимые пестициды бактерицидного действия.

3. Определено, что при выращивании зерновых бактериозы снижают урожайность в два и более раза за счет уменьшения кустистости, содержания хлорофилла, длины колоса и его озерненности, массы 1000 семян, может заметно снижаться и качество зерна пшеницы.

4. Применение различных бактерицидных средств для протравливания семян, с использованием обработки вегетирующих посевов антибиотиками-продуцентами стрептомицетов с внесением микробиологических средств в рекомендуемых дозах обеспечивает защиту посевов от бактериозов, а также сохранность урожая и его качества (формирование высокого содержания клейковины). Эффективным оказалось применение препаратов-индукторов иммунитета, выпускаемых под маркой Стимикс®, совместно с системой протравки зерна фунгицидами, бактерицидами и системой подкормки посевов сложными органо-минеральными смесями.

5. Совершенно новый концептуальный подход к решению проблемы контроля бактериозов был выработан к 2010 г. Он основан на понимании физиологии взаимоотношений бактерии и растения. Создан ряд низкобюджетных препаратов, защищенных патентами. Внедрение этих технологий натолкнулось на сопротивление ряда крупных региональных чиновников, имеющих долю в бизнесе, связанном с продажей фунгицидных препаратов, а также международной компании Сингента, которая контролирует крупный сегмент рынка пестицидов. Они отрицают само существование проблемы эпифитотии бактериозов зерновых культур и намеренно замалчивают проблему, ставя под угрозу благосостояние народа в случае обвала производства зерновых. Отсутствие мониторинга болезней на региональном уровне усугубляет проблему.

6. Основным препятствием успешного массового внедрения систем минимальной и нулевой обработки земли на период ближайших нескольких лет будет распространение корневых гнилей смешанного бактериально-грибного происхождения. Существует разработанная и апробированная нами методика внедрения системы нулевой обработки в условиях эпифитотии бактериозов.

7. Ожидаемое развитие эпифитотии через 1-2 года может привести к падению вала производства зерновых культур в мире минимум на 30% при совпадении неблагоприятных абиотических факторов (засуха и суровые зимы с весенними возвратными заморозками и др.), а также к снижению качества зерна и вызвать серьезные проблемы с продовольствием. Уменьшение валового производства сахара в связи с поражением сахарного тростника бактериозом в 2009 году привело к изменению в сахарной отрасли стран производителей свекловичного сахара и изменению ситуации на рынке сахара.

8. Использование инфицированного зерна на корм скоту приведет к падению продуктивности животноводства и уменьшению конверсии кормов.

9. Применение инфицированного зерна в выпечке хлеба (по причины выброса бактерией пектолитических ферментов) может привести к проблеме ухудшения качества хлеба (что в ряде регионов уже происходит), а также к проблеме ухудшения здоровья человека. Высокая степень заражения зерна может приводить к уменьшению клейковины еще в период хранения.

10. Через 7-8 лет после нанесения значительного ущерба, эпифитотия видимо пойдет на убыль в связи с действием в природе закона саморегуляции и появления антагонистов возбудителей бактериозов. Предположительно это будут вирусы и токсикогенные грибы. Распространение вирусов может привести к новой эпифитотии уже вирусных болезней растений, а в перспективе и человека. Накапливание микотоксинов в готовой продукции может стать причиной и микотоксикозов, и микозов– заболеваний, возникающие в результате поражения грибами организма человека и животных с ослабленными иммунитетом.

11. В настоящее время снижение продуктивности сельхоз культур из-за отсутствия специальных знаний и диагностики будут приписывать засухе, весенним заморозкам, плохой перезимовке растений, низкому количеству внесенных минеральных удобрений и пр., ввиду отсутствия у специалистов - по защите растений специальных знаний и методик определения болезней бактериального происхождения, а также специальных атласов – определителей бактериозов.

12. Проявление внимания государства к проблеме эпифитотии бактериозов может снизить потери на национальном уровне.

НАШИ КООРДИНАТЫ:

www.stimix.ru

ХАРЧЕНКО Александр Генрихович – Москва +7 (926) 327-13-38; +7 (919) 772-77-74

e-mail: inbioinfo@mail.ru, inbioinfo@yandex.ru

ЕМЕЛЬЯНОВ Валерий Васильевич - Ростов-на-Дону - +7 (903) 439 99 16 тел/факс 8 (863) 201-40-46

e-mail: valros77.77@mail.ru

0

Неочевидный мир микромира, опасности бактериозов и возможности симбиозов

Автор: Admin от 1-04-2014, 19:07, посмотрело: 1916

Мы упорно стремимся догнать поезд, летящий в пропасть,

хотя путь в будущее лежит через возвращение к истокам

Генеральный директор Группы компаний БИОЦЕНТР

Координатор Российско–Украинского проекта

ХАРЧЕНКО Александр Генрихович

Четыре месяца назад в публикации "Химеры микромира угрожают урожаю”, мы озвучили предисторию, проблематику и опасность бактериозов. В продолжение этой темы предлагаю акцентировать внимание на конкректной проблеме и вариантах её решения.

Если вы обращали внимание, что в вашем городе с середины лета у каштанов на листьях появляются пятна, они начинают сохнуть и морщиться, это признак поражения фитопатогенной бактерией Pseudomonas syringae. Если обнаружили на полях зерновых пожелтение растений с признаками нехватки питания, но подкормка не приносит ожидаемого эффекта, если вы видите признаки угнетения растений, вроде от заморозков или засухи, при этом отсутствует вторичная корневая система, это тоже явные признаки поражения фитопатогенной бактерией.

Мы всесторонне исследовали проблему, задействовали потенциал ВНИИ Фитопатологии, Института микробиологии и вирусологии НАНУ, других научно-исследовательских организаций и разработали комплекс препаратов для борьбы с "невидимым паразитом”.

Если провести некую образную аналогию между "миром растений” и "миром людей”, тогда для растений Pseudomonas syringae равносильно вирус гриппа Myxovirus influenzae для людей. Как известно, вирус гриппа поражает организмы с ослабленным температурными аномалиями, неправильным питанием, нездоровым образом жизни иммунитетом. Тоже самое можно сказать о растениях в контексте поражения их болезнетворными микроорганизмами.

Более того, об этом мало кто знает, и мало кто пишет, однако в XXI веке отмечены факты из категории "очевидное – невероятное”… люди стали болеть болезнями растений, а растения болезнями людей. Раньше, болезни у людей вызывали преимущественно бактерии и вирусы, а у растений грибы, но сейчас у людей всё чаще стали проявляться признаки грибных болезней, а растения поражаются бактериальными инфекциями. Следует отметить, что применительно к АПК угрозу поражения растений бактерией Pseudomonas syringae для растениеводства можно сопоставить с угрозой АЧС (африканской чумы свиней) для животноводства.

В этом плане хочу обратить ваше внимание на публикацию директора агентства "Стратег” РЕШЕТНЯК Владимира Ивановича "Чей интерес подогревает АЧС”. Смысл данной публикации в том, что распространение АЧС в нашей стране скорее дело рук экономических конкурентов, а не диких грузинских кабанов – "диверсантов” и полагаю, что по аналогии со "свинской заразой”, Pseudomonas syringae оккупирует поля, угрожая урожаю не по воле случая, а по злому умыслу. Как подтверждение этому в докладах 8 Международной конференции "Pseudomonas syringae и сопутствующие патогенны” – Оксфорд, сентябрь 2010, бактериологи выражали озабоченность, что созданные в лабораториях США мутанты бактерии Pseudomonas syringae, были выпущены в живую природу и прижились, адаптировались и вместе со штаммами природной микрофлоры образовали поражающий комплекс, чрезвычайно агрессивный для растений.

Я не готов выступать в роли обвинителя и пусть факты создания рукотворных угроз АПК и кампании по сокрытию этой информации остаются на совести экспериментаторов из секретных лабораторий и прихлебателей разных рангов и мастей из "пятой колонны”. Думаю, что главная задача ученых и исследователей нейтрализовать химеру, угрожающую урожаю.

В этом контексте, ГК БИОЦЕНТР разработала комплексы препаратов, которые подавляют вредоносную бактерию Pseudomonas syringae и нейтрализуют её негативное влияние на рост и развитие растений. Принцип действия препаратов сходен с принципом профилактики гриппа у людей – укрепление иммунитета и устойчивости к стрессам типа заморозков и засухи. Также, стоит отметить, что препараты имеет смысл интегрировать в технологические схемы, которые разрабатываются для каждого конкретного хозяйства на стадиях обработки семян и обработки растений по вегетации (совместно с пестицидами), при обработке пожнивных остатков с целью очищения почвы от патогенов и ускоренного разложения растительных остатков.

"Лучше сто раз увидеть, чем один раз услышать” и предлагаю вашему вниманию сюжет, где на конкретных полях представлены возможности симбиоза микромира с агротехнологиями, которые в комплексе решают двуединую задачу на уровне культуры земледелия:

Биологическая защита сельскохозяйственных культур

Контакты для регионов Северного Кавказа

Телефон: -903- 4399916, электронная почта: valros77.77@mail.ru

0

Новая система земледелия

Автор: Admin от 1-04-2014, 19:04, посмотрело: 6535

Основные этапы внедрения метода NO-TILL

(расширенный обзор)

Скачать версию для печати (.pdf)

«NO-TILL- не панацея: такой в сельском хозяйстве просто не существует. Скорее, это часть большего, развивающегося видения самовосстанавливающегося сельского хозяйства, в котором разнообразие фермерских методов от NO-TILL до органических – и комбинации обоих считается правильными и необходимыми. Мы считаем, что все фермеры, в конце концов, должны перейти к почвозащитному сельскому хозяйству и, если возможно, к NO-TILL на своих фермах.»

Журнал Scientifi c American.

NO-TILL – «нулевая технология» - термин, пришедший к нам из Северной Америки. На слуху в нашей стране он сравнительно недавно. В Англии для описания этого процесса применяется словосочетание «прямой посев». В России часто пользуются термином «беспахотное или сберегающее земледелие», которое, правда, по значению несколько шире. Эти термины используются как синонимы.

В отличие от стран Запада, где контролем экономической ситуации в сельском хозяйстве занимаются политики и ими принимаются государственные решения, в России сельхозпроизводители предоставлены сами себе и фактически имеют полную свободу принятия решений.

 

.
.

Плодородие почв в результате варварской эксплуатации истощилось. Миллионы гектаров полей были выведены из сельхозпроизводства и превратились в заросшие кустарником и лесными деревьями залежи и перелоги. Южные черноземы, имеющие более высокий потенциал плодородия, еще «держатся», давая урожай, хотя потенциал их заметно падает.

.
.
.

 

Общий системный кризис в стране в 90-е годы привел к тому, что сельскохозяйственное производство стало нерентабельным, деградировало. Во многих хозяйствах произошел переход от системы севооборотов, разработанных советской сельхознаукой, к примитивной двуполке.

Плодородие почв, накопленное за прошедшие годы при участии государства (см. Программу «Плодородие», когда за счет государства производились работы по известкованию и фосфоритованию почв и другие способы повышения плодородия почв) за 8-10 лет в результате варварской эксплуатации истощилось. Миллионы гектаров полей были выведены из сельхозпроизводства и превратились в заросшие кустарником и лесными деревьями залежи и перелоги. Южные черноземы, имеющие более высокий потенциал плодородия, еще «держатся», давая урожай, хотя потенциал их заметно падает.

Идея «беспахотного земледелия» оказалась привлекательной для хозяйственников тем, что обещала значительную экономию горючего, повышение урожайности и т.д. и в конечном итоге повышение рентабельности сельхозпроизводства. Этому способствовало то, что на рынке сельхозтехники появились продавцы западной техники для NO-TILL,умело предлагающие свой товар. Полученные в банках под проценты деньги были потрачены на приобретение новой техники, посевные комплексы вышли на поля. Все ожидали богатые урожаи, и… через 2-3 года те земледельцы, которые инвестировали деньги в новую технику для NO-TILL, оказались на грани банкротства. Урожаи резко упали. Некоторые, прежде благополучные хозяйства, стали получать по 7-10 ц/га зерновых, а надо было еще выплачивать взятые кредиты. Оптимизм и подъем при покупке посевных комплексов сменился раздражением и унынием.

Стал вопрос: кто виноват? Казалось, был опорочен метод, который оказался эффективным на 140 млн гектаров земель во всем мире (примерно 10% всех сельскохозяйственных угодий) и неэффективным в нашей стране. Ведь действительно преимущества метода, который особенно рекламировали продавцы импортной техники, не подтвердились на практике. Обратились за ответом к отечественной сельхознауке и в ответ услышали за плохо скрываемым злорадством, что ведь предупреждали, что то, что хорошо на Западе, для вас не подходит, и надо пахать и не забивать новшествами себе голову.
Делались ссылки на результаты якобы проведенных работ в этом направлении в Немчиновке в НПО «Нечерноземье».

Новая система земледелия

Однако в нашей стране и ближнем зарубежье все-таки оказалось несколько расположенных в совершенно различных климатических условиях хозяйств, у которых все получилось. И увеличение урожая, и экономия средств, и увеличение почвенного плодородия, стабильность и высокая доходность производства, и прочее.

В чем же секрет? Секрет в том, что одни применили метод бездумно, ожидая, что можно ничего особенного не делать и получать богатый урожай, и проиграли, другие смогли перейти на новую производственную систему с отказом от пахоты, подразумевающую радикальную внутреннюю перемену.

Обратимся для понимания к мировому опыту.

Существуют две различные системы земледелия, две различные парадигмы сельскохозяйственного производства.

Старые системы понятий и воззрений следующие:

  1. вспашка почвы необходима для выращивания культур.
  2. растительные остатки – это отходы производства. Их заделка в почву осуществляется с помощью плуга.
  3. допустимо сжигать растительные остатки.
  4. почва остается без покрова на протяжении недель и месяцев.
  5. использование большого количества химических веществ в виде минеральных удобрений и средств защиты растений приводит к большому давлению на почвенные процессы.
  6. борьба с насекомыми-вредителями производится исключительно с помощью химических препаратов.
  7. эрозия почвы воспринимается как обычное явление при выращивании сельскохозяйственных культур.

Старые системы воззрений приводят к повышенной эксплуатации почвенных ресурсов и их деградации. В сельскохозяйственном процессе присутствует высокая степень рисков.

Новые системы понятий:

  1. пахота не является важнейшим компонентом при выращивании культур.
  2. растительные остатки являются ценным продуктом и должны находиться на поверхности почвы в качестве мульчи.
  3. сжигание растительных остатков (мульчи) запрещено.
  4. наличие постоянного почвенного покрова.
  5. упор на развитие биологических процессов, обеспечивающих высокое плодородие почв.
  6. биологическая борьба с насекомыми-вредителями.
  7. водная и ветровая эрозия являются симптомом того, что для данного поля или экосистемы используются неподходящие методы обработки.

Новые воззрения приводят к рациональному, учитывающему все особенности местности, использованию почвенных ресурсов.

Если земледельцы морально не подготовились к этой перемене, они всегда будут находить оправдания пахоте, возвращению к традиционным методам возделывания.

Согласно Биберу (Bieber (2000)) «NO-TILL – не только фермерский метод – это внутренний принцип. Если вы в него не верите, вы ничего не добьетесь».

Другими словами, если земледелец хочет преуспеть, применяя систему NO-TILL, сначала он должен принять эту перемену. Для того, чтобы успешно использовать NOTILL, необходимо радикально изменить свое отношение к традиционным методам. Это касается не только крестьян, но и научных работников, работников сельхозуправлений по развитию и продвижению системы в сельских регионах и политиков. Наличие или отсутствие убежденности в том, что получится, по всей видимости, – самая большая проблема при внедрении метода NO-TILL в большей части мира.

 

.
.

Наличие или отсутствие убежденности в том, что получится – самая большая проблема при внедрении метода NO-TILL в большей части мира.

.
.
.

 

Десять ключевых факторов при внедрении NO-TILL.

  1. Углубляйте знания о системе.
  2. Сделайте почвенный анализ на полях и примите меры для достижения баланса между питательными элементами и показателем рН.
  3. Не используйте в сельскохозяйственных нуждах почву с плохим дренажем и разберитесь, годятся ваши почвы для метода NO-TILL или нет.
  4. Разровняйте почвенную поверхность.
  5. Устраните уплотнение почвы перед тем, как начать использовать систему NO-TILL.
  6. Создайте самое большое количество мульчи на поверхности почвы.
  7. Приобретите сеялку для NO-TILL.
  8. Начните использовать систему на 10% полей хозяйства.
  9. Используйте севообороты культур и сидеральные покровные культуры.
  10. Постоянно обучайтесь и следите за нововведениями в данной системе.

1. Углубляйте знания о системе

В системе NO-TILL почва воспринимается как живой организм, имеющий на каждом поле индивидуальное своеобразие. Применение тех или иных способов обработки почвы привело к тому, что к началу внедрения нового метода для разных полей характерна различная степень структурной стабильности и прочности агрегатов, различный уровень содержания органического вещества.

Почвоведы различают 3 основных вида органического вещества почв:

10-15% - легко распадающееся органическое вещество 40-45% – органическое вещество со средним уровнем распада (возраст распада 20-50 лет) 40-45% – очень стабильное органическое вещество (гумус) (1000 лет).

Новая система земледелия

привело к тому, что к началу внедрения нового метода для разных полей характерна различная степень структурной стабильности и прочности агрегатов, различный уровень содержания органического вещества.

Почвоведы различают 3 основных вида органического вещества почв:

  • 10-15% - легко распадающееся органическое вещество
  • 40-45% – органическое вещество со средним уровнем распада (возраст распада 20-50 лет)
  • 40-45% – очень стабильное органическое вещество (гумус) (1000 лет).

Легко разлагающееся органическое вещество:

  • на 20-40% состоит из живых организмов: бактерий, лишайников, грибков, дождевых червей и т.д.,
  • на 60-80% хорошо распадающегося органического вещества: пожнивных остатков и коры, мертвых организмов.

Новая система земледелия

В процессе пахоты в верхний слой почвы попадает кислород воздуха, который способствует интенсивному развитию аэробных микроорганизмов и быстрой минерализации органического вещества в результате их деятельности. Если пахота повторяется из года в год, то теряется органическое вещество со средним уровнем распада, а затем и очень стабильное органическое вещество – гумус. Если в условиях нераспаханной степи мы имеем биомассу живых обитателей почвы в размере 27,5 тонн на гектар, то на выпаханных почвах он может уменьшиться до 500 кг (обычно 2-4 т) на гектар. Видовой состав микроорганизмов меняется, обедняется. Это можно сравнить с лесными пожарами, после которых на месте пожарищ остается очень немного из прежних обитателей леса. Представители автохтонной микрофлоры в почве сохраняются в минимальном количестве, азотофиксирующие свойства почвы за счет потери массы свободноживущих азотофиксаторов-анаэробов падают практически до нуля. Дефицит азота для растений при пахоте должен, в основном, компенсироваться за счет распада гумуса, либо за счет внесения минеральных удобрений.

По мнению академика УААН В. В. Волкогона, директора Института сельскохозяйственной микробиологии УААН, в существующих системах земледелия биологические особенности почвообразовательных процессов, к сожалению, не берутся во внимание, поскольку в центре представлений о формировании урожая сельскохозяйственных культур находится известная теория минерального питания растений.

Идеи Ю. Либиха были восприняты слишком буквально его сторонниками и последователями, несмотря на критику ряда выдающихся исследователей. В результате этого активно развивалась агрохимическая часть земледелия. Как следствие глобальной химизации мы имеем деградированные почвы, которые не в состоянии обеспечить реализацию потенциала урожайности сельскохозяйственных культур.

Следует отметить, что согласно современных представлений, деградацию почв надо рассматривать не только как результат действия суммы факторов, ведущих к снижению содержания гумуса и ухудшению физико-химических показателей, но и как следствие процессов, приводящих к сведению к минимуму (а то и исчезновению) необходимых для гармонического развития растений почвенных микроорганизмов.

Корни растений, как известно, находятся в окружении микроорганизмов, которые создают своеобразный «чехол» – ризосферу, и являются трофическими посредниками между почвой и растением. Именно микроорганизмы превращают трудноусваиваемые растением соединения в мобильные, оптимальные для поглощения и метаболизма. По образному выражению известного микробиолога Н. А.Красильникова, микроорганизмы, населяющие ризосферу растений, напоминают органы пищеварения животных. Сегодня, к сожалению, в некоторых почвах отдельные виды микроорганизмов находятся на грани исчезновения. Их место занимают нетипичные для почвообразовательных процессов и эффективного взаимодействия с растениями микроорганизмы. При этом корни растений заселяют неспецифичные микроорганизмы, которые, соответственно, выполняют и нетипичные функции – они не «кормят» сельскохозяйственные культуры элементами питания, а паразитируют на растительном организме.

Последствия известны: даже при достаточном обеспечении минеральным питанием растения не могут сформировать полноценный урожай. При сохранении в агрохимии и земледелии существующих сегодня точек зрения на проблему корневого питания растений перспектива превращения почвы из «живого тела» (по выражению В. В. Докучаева) в «субстрат» неизбежна.

При отказе от пахоты начинается медленный процесс восстановления биологической активности почвы. Основным условием является накопление в почве углерода (углеродистых соединений – продуктов распада растительных остатков), который является источником питания микроорганизмов.

Это настолько важно, что можно сказать, что значительная (если не основная) часть выгоды системы прямого посева достигается за счет сохранения органических остатков, и лишь небольшая часть за счет нулевой обработки.

При внедрении новой системы за несколько лет происходит в значительной мере количественная смена видового состава микроорганизмов. Свободноживущие азотофиксирующие бактерии занимают свой ярус почвы и при наличии достаточного питания могут связывать в год на разных видах почв от 60 до 400 кг д.в. азота, что эквивалентно внесению 200 -1300 кг аммиачной селитры на гектар.

Эти преимущества системы прямого посева в долгосрочной перспективе отражены в графике, построенном на данных, полученных в Канаде.

Новая система земледелия

Исследования, проведенные в Лафоне (Канада) показали, что по сравнению с краткосрочным (2-летним) периодом через 20 лет непрерывно прямого посева при полном сохранении стерни можно получить более высокие показатели урожайности. Без применения азотных удобрений через 2 года после внедрения системы прямого посева полученные урожаи составляли 1,75 т/га, в то время как через 20 лет – 2,8 т/га. Более того, содержание белка в зерне было более высоким после многолетнего применения этой системы.

Вряд ли было бы возможно получить такие результаты, если бы растительные остатки были проданы, сожжены или скормлены животным. Данный график является очень наглядным в понимании того, что можно систему прямого посева вывести на более высокий уровень и для того, чтобы понять как это сделать, лучше следовать таблице, приведенной ниже.

 

Эволюционная шкала системы no-till

 

Новая система земледелия

 

Эта шкала была составлена на основе суммирования 45-летнего опыта внедрения системы проф. Карлосом де Морес (Университет Понта Гросса, Бразилия, 2004).

Время (год непрерывного использования нулевой обработки почвы) (Непрерывная система NO-TILL c полностью сохраненной стерней) Эта шкала иллюстрирует эволюцию длительного использования системы NO-TILL В начальной фазе (0-5 лет) почва начинает восстановление почвенных агрегатов, и кардинальные изменения в содержании почвенного углерода не ожидаются. Недостаточно пожнивных остатков и система нуждается в N.

Во время переходной фазы (5-10 лет) наблюдается увеличение плотности почвы. Увеличивается количество пожнивных остатков, а также содержания углерода и фосфора в поверхностных слоях почвы.

В фазе формирования (10-20 лет) достигается большое количество пожнивных остатков, также как и повышенное содержание углерода. Усиливается способность обмена катионов и способность удерживать влагу. Наблюдается более масштабный круговорот питательных веществ.

И лишь в фазе сохранения (более 20 лет) достигается идеальная ситуация с максимумом преимуществ для почвы и требуется меньше удобрений.

Использование обработки почвы на 2-4 фазах будет знаменовать возврат к начальной фазе. Те, кто время от времени обрабатывают почву (например, следуя рекомендациям ученых из Немчиновки практиковать поверхностную обработку почвы 3-5 лет, а затем поле перепахивать и т.д.) никогда не достигнут пользы от системы.

Те, кто практикует систему прямого посева без сохранения стерни, т.е. позволяют сельскохозяйственным животным пастись на возделываемой земле, скирдующие и/или продающие, и/или сжигающие пожнивные остатки, пожалуй, никогда не выйдут с первой фазы. Те, кто хорошо обращается с возделываемой землей, оставляя разумное количество растительного покрова, могут начать входить в переходную фазу.

И считается, что лишь те, кто справляется с работой в условиях большого количества растительных остатков и получают хороший выход биомассы, смогут начать переход к консолидирующей фазе.

По мнению латиноамериканских авторов, достигнуть фазы сохранения или поддержания, пожиная все плоды преимуществ системы прямого посева (нулевой обработки), можно только при условии применения специальных сеялок с подобранными для каждой климатической зоны и местных специфических условий сошниками, полного сохранения стерни и растительных остатков и адекватного севооборота с применением промежуточных сидеральных культур.

В отношении ожидаемой экономии денежных средств на начальных этапах внедрения новой системы необходимо сказать следующее: мировой опыт и опыт успешных отечественных хозяйств показывает, что чтобы успешно пройти переходные фазы, надо стремиться к получению больших урожаев на начальном этапе (и, соответственно, накоплению большого количества растительных остатков на поле), что, скорее всего, не уменьшит (на первые 2–4 года) затраты, а увеличит. Должно вноситься достаточное большое количество минерального азота:

1. Для потребления растениями (больше, чем при обычной системе земледелия), так как при отказе от пахоты прекращается интенсивная минерализация органического вещества;
2. Для разложения органических остатков, т.к. целлюлозолитические бактерии будут забирать много азота из почвы для формирования своей белковой массы, создавая временный дефицит азота в почве.

 

.
.

ХХ век был благополучен относительно вспышек бактериозов: было отмечено несколько волн болезней грибного происхождения. Симптоматика бактериозов зерновых сходна с симптомами нехватки питательных элементов. Внесение минеральных удобрений не дает ожидаемого результата, поскольку попытки «накормить» больное бактериозом растение сродни с такой же попыткой плотно накормить больного человека, т. е. эффективность применения азотных удобрений в этом случае близка к нулю.

.
.
.

 

Согласно опытам канадских фермеров меняется не только количество, но и соотношение вносимых питательных элементов в переходной период.

И если где и достигалась экономия денежных средств, то только за счет их полосного внесения и использования жидких форм азотных удобрений, вносимых при посеве с помощью комбинированного сошника Андерсена.

Для того чтобы начался процесс накопления органического вещества в почве за счет накопления углерода из пожнивных остатков, по данным латиноамериканских исследователей, урожай зерновых должен быть более 29,5 ц/га.

С нашей точки зрения, одной из главных причин неуспеха внедрения новой системы земледелия в России было применение обычных норм азотных удобрений (или вообще отказа от них), с целью экономии затрат в первые годы внедрения системы. Это привело к резкому падению урожайности зерновых (до 7-10 ц/га) и, соответственно, очень низкому количеству растительных остатков, которые мы рассматриваем с точки зрения источника питания почвенных микроорганизмов, определяющих формирование почвенного плодородия.

Как показывает практика применения прямого посева, первая, начальная фаза его внедрения является критической. В начальный период внедрения прямого посева за счет накопления медленно разлагающихся пожнивных остатков (до 3-4 лет) происходит резкое накопление в почве потенциального инфекционного начала, что приводит к вспышке инфекции, в первую очередь, корневых гнилей.

ХХ век был благополучен относительно вспышек бактериозов: было отмечено несколько волн болезней грибного происхождения, против которых были созданы эффективные синтетические фунгициды.

С помощью фунгицидов селективного действия человечество научилось контролировать эти болезни. Но в природе существуют законы саморегуляции, и против сильно размножившегося паразита появляется гиперпаразит, который уничтожает первого. Этим паразитом оказалась эпифитная бактерия Pseudomonas syringae, которая научилась питаться Fusarium graminearum и к настоящему времени его практически уничтожила. Заняв его нишу, она размножилась. Она смогла «договориться» с малозначимыми до последнего времени другими грибами рода Fusarium, вследствие чего состав корневых гнилей в последнее время полностью изменился.

Начался этот процесс недавно – в период 1995-998 годов, когда начали проявляться первые его последствия малозначимые для производства зерна в целом. Но уже к 2002 году агрономы стали наблюдать на полях зерновых в форме пожелтения растений и усыхания краев листьев в виде пятен от 0,5 мм в диаметре и полос неправильной формы от десятка до сотен мм длины. Симптоматика бактериозов зерновых вообще сходна с симптомами нехватки питательных элементов. Фосфора – на стадии кущения, проявляется в виде усыхания кончиков листа растения. Азота, магния и некоторых микроэлементов – проявление желтизны на растениях, связанной с разрушением хлорофилла под действием токсинов фитопатогенных бактерий на более поздних стадиях развития растения. Все это стараются объяснить неравномерным внесением минеральных удобрений. Это дезориентирует агрономов-технологов в принятии решений. Внесение минеральных удобрений не дает ожидаемого результата. И это не мудрено: попытки «накормить» больное бактериозом растение сродни с такой же попыткой плотно накормить больного человека, т. е. эффективность применения азотных удобрений в этом случае близка к нулю.

Как показывает практика применения прямого посева, первая – начальная фаза его внедрения является критической.

Дело в том, что при минерализации активного гумуса в системе традиционного земледелия в условиях внедрения упрощенных севооборотов и дефицитного баланса углерода в почве происходит обеднение видового состава микробиоты. В то же время в результате многолетнего применения вспашки и нарушения правил землепользования в ряде регионов упала целлюлоразрушительная активность почвы (так, например, к середине 70-х годов ХХ века для черноземных почв Юга России она снизилась в 4 раза).

 

Новая система земледелия

Новая система земледелия

Все это приводит к тому, что в начальный период внедрения прямого посева за счет накопления медленно разлагающихся пожнивных остатков (до 3-5 лет) происходит резкое накопление в почве потенциального инфекционного начала, что приводит к вспышке инфекции, в первую очередь, корневых гнилей. При этом потери от корневых гнилей могут быть достаточно серьезными: даже при применении фунгицидов в Ставропольском крае первые 4 года перехода на прямой посев составляли до 25% урожая (данные 2006 г.– прим. ред.).

Но даже при использовании фунгицидов, потери урожая зерновых от токсического отравления продуктами метаболизма грибов составляет от 10% в благоприятные для вегетации годы, до 40% в засушливые годы (частное сообщение сотрудника НИИ Фитопатологии). Бичем системы нулевой и минимальной обработки почв в настоящее время стало распространение сложных смешанных бактериально-грибных корневых гнилей, появление которых началось с 2002 года. Агрономы их стали замечать с 2005 года, а в 2009 году по причине эпифитотии на Юге России наблюдалась потеря в ряде случаев 50% урожая, с получением зерна крайне низкого качества. Причиной эпифитотии оказалась Pseudomonas syringae – аэробная бактерия-возбудитель бактериальных корневых гнилей и бактериозов зерна и листа, обитающая в верхних слоях почвы. При минимальной заделке растительных остатков для нее создаются оптимальные условия размножения.

Несмотря на то, что в целом ХХ век был благополучен относительно вспышек бактериозов, было отмечено несколько волн болезней грибного происхождения, против которых были созданы эффективные синтетические фунгициды.

Как же случилось, что малоизвестные и довольно безобидные, уносившие еще несколько лет назад 2-5% урожая, заболевания стали бичом наших полей?

До середины первого десятилетия ХХI века корневые гнили были исключительно грибного происхождения: Fusarium spp., возбудитель гельминтоспориозной корневой гнили, Bipolaris sorokiniana (Sacc.) Shoem., возбудитель церкоспореллезной корневой гнили Pseudocerrcosporella herpotrichoides и др. Из фузариев наибольшую проблему создавал Fusarium graminearum.

Действительно, еще несколько лет назад Fusarium graminearum - возбудитель фузариозных корневых гнилей и фузариоза колоса зерновых забирал у нас от 20% урожая в обычные годы и до 50% в годы эпифитотий.

Так или иначе, с помощью фунгицидов селективного действия человечество научилось контролировать эти болезни. Но в природе существуют законы саморегуляции, и против сильно размножившегося паразита появляется гиперпаразит, который уничтожает первого. Этим паразитом оказалась эпифитная бактерия Pseudomonas syringae, которая научилась питаться Fusarium graminearum и к настоящему времени его практически уничтожила. Заняв его нишу, она размножилась. Она смогла «договориться» с малозначимыми до последнего времени другими грибами рода Fusarium, вследствие чего состав корневых гнилей в последнее время полностью изменился.

Начался этот процесс недавно – в период 1995-1998 годов, когда начали проявляться первые его последствия малозначимые для производства зерна в целом. К 2005 году агрономы стали наблюдать на полях зерновых в форме пожелтения растений и усыхания краев листьев в виде пятен от 0,5 мм в диаметре, а также появление полос неправильной формы от десятка до сотен метров длины, которые выделяются пожелтением растений как от неравномерного внесения минеральных удобрений. Симптоматика бактериозов зерновых вообще сходна с симптомами нехватки питательных элементов. Фосфора – на стадии кущения, проявляется в виде усыхания кончиков листа растения. Азота, магния и некоторых микроэлементов – проявление желтизны на растениях, связанной с разрушением хлорофилла под действием токсинов фитопатогенных бактерий на более поздних стадиях развития растения. Все это стараются объяснить неравномерным внесением минеральных удобрений. Это дезориентирует агрономов-технологов в принятии решений. Внесение минеральных удобрений не дает ожидаемого результата. И это не мудрено, попытки «накормить» больное бактериозом растение сродни с такой же попыткой плотно накормить больного человека, т. е. эффективность применения азотных удобрений в этом падает, так как практически не усваивается больной корневой системой аммонийная форма азота.

 

.
.

Симптоматика бактериозов зерновых сходна с симптомами нехватки питательных элементов. Это дезориентирует агрономов-технологов в принятии решений. Внесение минеральных удобрений не дает ожидаемого результата.

.
.
.

 

До сих пор много неясного с бактерией Pseudomonas syringae. Небольшая вспышка базального бактериоза (возбудитель – бактерия Pseudomonas syringae) в 1970-1975 гг. вызвала интерес к проблеме в мире многих микробиологов, и тогда же начались работы по изучению проблемы и созданию генетических мутантов этой бактерии, не выделяющих белок-активатор замерзания воды. (Об этих работах уже упоминают Бабьева, Зенова - авторы учебника «Биология почв», 1989.) Автор первого ГМО-мутанта Стив Линдоу, исследователь из Калифорнийского университета Беркли (работавший под патронажем международной компании Сингента-Syngenta Crop Protection (в 80-е годы ХХ века это - фирма Сiba)), выпустил его в окружающую среду в 1987 году. Однако замысел не удался, ГМО-мутант прижился, но вместо того, чтобы вытеснять природные штаммы, он вместе с природными стал вытеснять всех соседей, захватывая ниши их обитания. В одном из докладов Восьмой международной конференции «Pseudomonas syringae, ее патовары и сопутствующие патогены», проходившей в сентябре 2010 года в Тринити-колледж (Оксфорд, Великобритания) говорилось, что смесь природных штаммов и штаммов ГМО оказалась более агрессивна и опасна, чем просто смесь природных штаммов. В результате теперь размножившаяся Pseudomonas syringae входит в состав почти всех сложных смешанных инфекций, поражающих овощи, полевые культуры и лесопарковые насаждения, из которых в первую очередь пострадали каштаны – уже в конце июня на его листьях появляются характерные пятна. Микроб, поражающий пшеницу и ячмень, принадлежит к тому же виду, что и микроб, вызывающий усыхание листьев на каштане.

Основной проблемой сегодняшнего дня стало не столько распространение бактериозов, сколько фактическое отсутствие средств борьбы с ними. Из-за ошибок в прогнозах, химические компании, специализирующиеся на производстве средств защиты растений, не смогли вовремя разработать и внедрить в производство необходимые пестициды бактерицидного действия. Единственным эффективным химическим бактерицидом в настоящее время является Тирам, который используется для обработки семян. Особенностью развития новых болезней старший научный сотрудник микробиологической лаборатории по защите растений ВНИИ защиты растений, кандидат биологических наук, фитобактериолог Александр Лазарев назвал их способность накапливаться в почве, растительных остатках, семенах, сорняках до некоего критического уровня, чтобы затем при сложении ряда обстоятельств вызвать резкое падение урожайности.

 

.
.

Основной проблемой сегодняшнего дня стало не столько распространение бактериозов, сколько фактическое отсутствие средств борьбы с ними.

.
.
.

 

Для базального бактериоза (возбудитель - Pseudomonas syringae) – это летние засухи, даже кратковременные – сказывается слабое развитие вторичной корневой системы злаков или даже ее отсутствие, наблюдаемое в последние годы, а также холодные зимы и весенние возвратные заморозки.

Pseudomonas syringae также выделяет особый белок-активатор замерзания воды, который меняет температуру замерзания воды в растениях с -9°С до -2-4°С, в результате чего даже успешно перезимовавшее растение сильно слабеет во время возвратных весенних заморозков (кристаллы льда разрывают клетки растения) и может погибнуть весной после возобновления вегетации. Так, в 2010 году бактериозы стали причиной потери 40% урожая в Украине. Из-за весенних заморозков в Харьковской области погибла значительная часть посевов, остальные были заметно ослаблены, и в среднем по области урожайность озимой пшеницы составила 14,7 ц/га, снизившись в некоторых районах вообще до 8 центнеров. Россия в том же году списала весь неурожай пшеницы на засуху.

Разбирая проблемы начального периода, связанные со вспышкой болезней грибной природы, мы пришли к пониманию необходимости качественной фунгицидной защиты. Закономерно, что по прошествии времени у сельхозпроизводителей, защищавших растения от грибных заболеваний, возникли вопросы, связанные с низким качеством дженериков (таблица 1). Когда эта проблема приобрела массовый характер, был проведен ряд исследований. В ходе практических опытов выяснилось, что биологическая эффективность многих из них оказалась значительно ниже, заявленной производителем.

Ниже приводится таблица, составленная на основе исследований проведенных д.б.н. Ольгой Бабаянц (Одесский Национальный генетический селекционный центр).

Новая система земледелия

Новая система земледелия

 

.
.

На фоне перехода от традиционной технологии земледелия к сберегающей применение химических препаратов с низкой биологической активностью особенно рискованно и может привести к серьезному снижению урожая, вплоть до полной его потери.

.
.
.

 

Распространение корневых гнилей бактериально-грибного происхождения, где бактериальный компонент представлен бактериями, которые хорошо развиваются в верхнем слое почвы на растительных остатках, и низкая эффективность дженериков сегодня является одним из препятствий для внедрения систем нулевой и минимальной обработки.

Однако следует обратить внимание и на следующий момент: при применении в защите от сложных инфекций только фунгицидов в последние годы стала наблюдаться картина, когда после опрыскивания растений происходит кратковременное улучшение состояния растений, а затем его ухудшение.

Это связано с тем, что когда системный фунгицид убивает патогенные грибы, эту нишу занимают патогенные бактерии, на которые фунгицид не действует. Кроме поражения корневой системы, эта бактерия опасна тем, что выделяет токсины, которые разрушают хлорофилл, В этом случае агроном видит плохое развитие растений и обращает внимание на хлороз листьев, который связывает с нехваткой азота и других элементов питания и становится жертвой заблуждения. В данном случае подкормки малоэффективны.

Ввиду того, что это заболевание достигло уровня эпифитотии недавно, имеет место отсутствия способности дифференцировать это заболевание у работников станций защиты растений, а также отсутствие в арсенале агронома-защитника средств эффективной химической защиты.

При переходе на No-Тill в период эпифитотии бактериозов мы вольно или невольно создаем ситуацию большого накопления инфекции. До последнего времени пожнивные остатки, оставляемые на поверхности почвы, были главным местом локализации бактериальной инфекции, так как бактерии относятся к группе аэробных микроорганизмов. В настоящее время (последние 3 года) бактерия расширила нишу обитания и научилась жить в личинках ряда насекомых и нематодах. Вспышка корневых гнилей, против которых обычные фунгициды неэффективны, в настоящее время являются основной причиной падения урожайности.

Прогноз в отношении развития эпифитотии таков: мы еще не достигли пика развития болезни. Когда эпифитотия прекратится, в более выгодном положении окажутся те, кто перешел на NoТill до начала эпифитотии. Однако за это время эпифитотия бактериозов успеет нанести серьезные потери экономикам стран-сельхозпроизводителей. Так, в 2008-2009 гг. по причине бактериозов произошло снижение производства пшеницы в Аргентине – одной из самых передовых стран по применению технологии No-Тill - с 15 до 9 млн тонн. Экономику сельского хозяйства страны спасло то, что она смогла перейти на расширение производства сои и кукурузы на экспорт, более устойчивых к бактериозам, а также полная сортосмена злаковых культур на сорта более устойчивые.

Что могло бы способствовать получению высоких урожаев в условии эпифитотии бактериозов? Кроме собственно карантинных мероприятий и мониторинга видового состава инфекции в семенном фонде и ее количественного уровня (я вижу в этом функцию государства) по новым методикам, которые еще нужно в регионах внедрить и освоить, предлагаю ряд мер, которые себя хорошо зарекомендовали на практике в ряде хозяйств России и Украины:

 

1. Применение антибиотиков: благо, в стране они выпускаются (взять хотя бы уже упоминавшуюся продукцию компании «Фармбиомед»). Хотя метод для полеводства и дороговат (такое «лечение» обойдется хозяйству в сумму около 1 тыс. рублей на гектар), – с последующей обработкой растений сложными микробными препаратами.

2. Применение для протравливания семян Тирама и инсектицидных препаратов группы неоникотиноидов. Мы рекомендуем перепротравливание всех, в том числе импортных семян кукурузы и подсолнечника, даже если они уже протравлены фунгицидом фирмой-производителем, так как Тирам в настоящее время, пожалуй, единственный химический фунгицид, имеющий еще и бактерицидное действие. (Можно использовать неполную норму, но не менее 400 г д.в. на тонну семян – это около 250 руб./т). Доза инсектицида имидаклоприда на зерновые культуры должна быть увеличена до 300 г/т (например, 0,6 л препарата Табу на тонну семян).

3. Биологизация земледелия для повышения биологической активности почвы. Сюда входят внесение органических удобрений, а также обработка пожнивных остатков микробными препаратами для ускоренного их разложения с функцией подавления патогенов как грибной, так и бактериальной природы (сложившаяся на рынке цена обработки гектара – 300 руб.). Разработан ряд специальных микробных препаратов, выпускаемых под торговой маркой Стимикс®.

С нашей точки зрения, позиция государственных органов на Юге России, запрещающих в последние годы (хотя эту кампанию надо было начать гораздо раньше) сжигать пожнивные остатки в период эпифитотии бактериозов, должна быть подкреплена необходимостью их биологической санации, которая должна дотироваться из бюджета, иначе накопление бактериальной инфекции будет только ускоряться.

4. Глубокое чизелевание почвы до глубины 45-50 см, а при необходимости глубже. По данным сотрудников бывшего союзного НИИ охраны плодородия почв (Луганск, Украина), наличие плужной подошвы (она присутствует на 70% полей) способствует накоплению в пахотном горизонте всех видов инфекции.

5. Применение специальных разработанных нами микробных компостов с антибактериальной активностью в достаточно низкой дозе - 3 т/га (альтернатива нехватке навоза, доза которого должна быть не менее 15 т/га для получения заметного эффекта).

6. Внедрение системы некорневых подкормок растений сложными миксами из минеральных удобрений, стимуляторов, биологических и химических препаратов.

7. Внедрение в широкую практику препаратов-бактериостатиков совместно с качественными фунгицидами, а также препаратов, индуцирующих иммунитет – устойчивость к поражению фитопатогенными бактериями и к неблагоприятному действию абиотических факторов (препараты группы Стимикс®) (цена обработки гектара посевов – 99-160 руб. (1-4 обработки), при протравливании семян – 160 руб./т) (Производитель – Группа компаний «Биоцентр»).

9. Различные комбинации перечисленных методов, а также методы в разработке.

В рамках одной публикации невозможно перечислить все ноу-хау методов борьбы с фитопатогенными бактериями и сложными бактериально-грибными инфекциями. Но можно смело сказать – проблема решаема.

 

.
.

Проблема решаема, что доказала Группа компаний «Биоцентр», которой удалось выработать систему получения высоких урожаев сельскохозяйственных культур в условиях эпифитотии бактериозов.

.
.
.

 

Если мы хотим иметь успешный No-Тill в России сейчас, то надо делать специальную сложную защиту семян (фунгициды, инсектициды, бактерициды или бактериостатики, акарициды плюс стимуляторы корнеобразования), некорневые обработки растений в период вегетации и провести мероприятия по уменьшению уровня инфекции в почве.

Для этого нами разработан микробный препарат для обработки пожнивных остатков, представляющий из себя простой микробный консорциум Триходерма + Актиномицет (его состав защищен патентом). Его функция – ускоренное разложение пожнивных остатков с функцией санации их и почвы от патогенных организмов, для чего подобраны соответствующие штаммы.

Имеет интерес использование японского препарата Кюссей и его российских аналогов (Восток-Эм1, Фитостим и др.), в связи с их высокой целлюлозоразрушительной активностью и способностью разрушать в почве токсины грибов и патогенных бактерий. Замечено, что в некоторых случаях препараты для разложения пожнивных остатков с выраженным антигрибным действием могут спровоцировать активное развитие бактериального компонента корневых гнилей. (Например: в одном из хозяйств Ростовской области применение препарата Биофит-2 осенью 2008 г. для разложения пожнивных остатков в условиях эпифитотии в 2009 г. вызвало падение урожайности озимой пшеницы с 44 ц/га (2008 г.) до 11 ц/га (2009 г.).

 

К СВЕДЕНИЮ:

Импортные семена обычно протравлены фунгицидами и это создает иллюзию защищенности. Фунгициды не контролируют бактериальную инфекцию, поэтому перепротравливание семян рапса, кукурузы, подсолнечника и других культур, поставляемых зарубежными и отечественными организациями, тирамсодержащим препаратом (не менее 400 г д.в. на тонну семян) плюс инсектицид, должно стать обязательным приемом, если мы хотим избежать больших потерь. И вообще, контроль семян на наличие возбудителей бактериальных болезней как функция госсеминспекций должен быть восстановлен как обязательная мера.

 

 

.
.

Опыт показал, что при грамотной защите растений, имеющую и антифунгальную, и антибактериальную направленность, переход на No-Тill в период эпифитотии бактериозов возможен.

.
.
.

 

 

В итоге, поиск способов контроля бактериозов привел к пересмотру не только способов защиты растений, но и всех агротехнологий выращивания сельскохозяйственных культур. Был создан новый технологический подход, включающий кроме защиты растений совместное применение в баковой смеси стимуляторов роста, микробных препаратов для обработки семян и растений, жидких форм минеральных удобрений NPK+микроэлементы, биологических фертивантов-прилипателей, индукторов иммунитета, средств санации (очищения) почвы от агрессивных биологических агентов и способов повышения плодородия почвы с применением микробиологических препаратов.

По нашему прогнозу, через 7-8 лет после нанесения значительного ущерба, эпифитотия, видимо, пойдет на убыль в связи с действием в природе закона саморегуляции и появления антагонистов возбудителей бактериозов. Предположительно, это будут вирусы и токсикогенные грибы. Распространение вирусов может привести к новой эпифитотии уже вирусных болезней растений, а в перспективе и человека. Накапливание микотоксинов в готовой продукции может стать причиной и микотоксикозов, и микозов – заболеваний, возникающих в результате поражения грибами организма человека и животных с ослабленными иммунитетом.

Проявление внимания государства к проблеме эпифитотии бактериозов может снизить потери на национальном уровне.

В мировой науке и практике изучен процесс накопления органического углерода в почве и динамика естественного восстановления микробиоценоза во времени.

На Западе нет, но в нашей стране имеется опыт ускоренного восстановления микробиоценоза почв и повышения их микробиологической (в том числе азотофиксирующей) активности, внедрение которого может сократить переходной период. На внутреннем рынке предложено несколько штаммов полезных почвенных микроорганизмов, за которыми стоит ряд НИИ или ряд отдельных микробиологов. На наш взгляд, наиболее продуктивным к внедрению являются сложные препараты, представляющие из себя консорциум (сообщество) из десятков различных микроорганизмов, показавших хорошие результаты в поле за счет их высокой полифункциональности, активности и высокой жизнеспособности. Среди них – консорциум Фитостим, Восток-ЭМ1 и др. Практика показала, что использование отдельных штаммов в виде моноштаммовых препаратов не всегда приводит к их способности надолго закрепиться в различных типах почв. Использование отдельных штаммов бактерий с фунгицидной активностью в некоторых хозяйствах приводило к появлению мутировавшего патогена, который мог быть уничтоженным только жестко работающими химическими препаратами. Нет никакого длительного опыта применения штаммов из Новосибирска, полученных с помощью генной инженерии. Однако есть понимание, что за применением консорциумов эффективных микроорганизмов – большое будущее.

С 2009 г. Биоцентр «Ставрополье» (Группа компаний «Биоцентр») предлагает ряд приемов и биологических средств защиты, в число которых входят антибиотики, разработанные частными компаниями, ГНУ ВНИИ Сельхозмикробиологии и рядом других НИИ, в содружестве с которыми он работает. Это – инновационные технологии, показавшие высокую эффективность их применения.

Можно выбрать и естественный путь. В этом случае накапливание растительных остатков в течение ряда лет приведет к появлению микробных групп, к настоящему времени утраченных из биоценоза почв из-за сжигания растительных остатков и потери активного гумуса.

 

В этом случае будет наблюдаться оздоровление почв естественным путем, т.к. в природе действуют свои механизмы саморегуляции и восстановления, что может потребовать значительное количество времени. И пока это не произойдет – потери урожая и качества зерна неизбежны. Но в любом случае, и по опыту южно-австралийских фермеров, и по результату работы успешных ставропольских фермеров фитосанитарная обстановка при внедрении метода No-Till улучшается со временем.

При применении микробных консорциумов совместно с антибиотиками и/или бактериостатиками (индукторами иммунитета) и подобранными фунгицидами и стимуляторами роста, способными нейтрализовать токсины патогенных бактерий и грибов, этот процесс можно значительно ускорить и совершить процесс перехода довольно быстро (срок от 2 до 5 лет), с гарантией получения урожая высокого качества.

При переходе на No-Till необходимо напомнить, что стартовые условия у всех будут различны. Почвы будут иметь разную степень деградированности и разное количество органического вещества, и каждое хозяйство будет искать и обязательно найдет свой путь к успеху.

 

Новая система земледелия

 

Часть 3

 

Как только был преодолен барьер традиционного восприятия технологии возделывания сельскохозяйственных культур и восприняты новые понятия о сельскохозяйственном производстве, каждый, кто хочет преуспеть в использовании производственной системы No-Till, должен узнать как можно больше о ней. Для того чтобы избежать неудач, хозяйственники, фермеры, исследователи и госчиновники, занимающиеся внедрением данной системы, должны владеть соответствующим уровнем знаний и быть убеждены, что все аспекты прямого посева рассмотрены перед его внедрением.

 

Хозяйства обычно начинают заниматься земледелием по системе No-Till, приобретя сеялку для прямого посева, но это – этап №7 в процессе внедрения метода. Владение недостаточной, поверхностной информацией относительно метода No-Till и продолжение его использования – прямой путь к провалу в данной системе! Вместо того чтобы винить себя за недостаток изученности технологии, сельхозпроизводители и даже ученые видят причину их неудач в самой системе. Усовершенствование знаний и навыков управления прямым посевом необходимо не только для руководителей хозяйств и агрономов, но и для рядовых механизаторов.

Переход с традиционного земледелия к системе NoTill требует тщательного планирования хотя бы за год до ее внедрения. Последняя операция перед переходом на постоянное использование прямого посева должна быть посвящена выравниванию поверхности поля. Посев подобранной культуры необходимо осуществлять по растительным остаткам предыдущей культуры. Нужно определить чередование культур в севообороте. Обычно гораздо легче предпринять переход на систему No-Till с выращиванием культуры, при которой не трудно контролировать рост сорняков. Это может быть либо фуражная культура типа люцерны, либо сидеральная покровная культура, либо товарная культура. Зерноуборочный комбайн должен быть оборудован разбрасывателем соломы, причем ширина полосы, покрываемой измельченной соломой, обязательно должна соответствовать ширине жатки комбайна. Если комбайн не оснащен подобным оборудованием, то нужно будет затюковать солому и вывезти ее с поля или сжечь ее.

Но это – два самые худшие условия, для того чтобы начать работать по системе No-Till.

No-Till – это совершенно другая технология возделывания, и одно из самых больших изменений заключается в методах борьбы с сорняками. В то время как при использовании традиционной пахоты, в целом, не нужно приобретать новых знаний об особенностях сорняков, т.к. орудия пахоты зарывают и уничтожают большинство сорняков, при применении No-till такой подход не приемлем.

В системе No-Till агроном должен не просто знать название каждого сорняка, появляющегося на его поле, и соответствующий гербицид для того, чтобы избежать конкуренции между растениями и сорными травами, ему нужно изучить литературу о сорняках данной местности с фотографиями на различных стадиях роста, цветения и плодоношения с описанием доступных гербицидов, с указанием степени чувствительности сорняка к гербициду (малочувствителен, чувствителен, сверхчувствителен), с описанием особенностей гербицида, мер предосторожности, способов применения и дозировок. В нашей стране нет подобных справочников для описания гербицидов, специально подобранных для метода No-Till, которые были изданы в странах Южной Америки, США, ЕС, Украине, но, наверняка, можно добиться их переиздания в России.

Интересно с экономической и практической точки зрения использование различных комбинаций гербицидов в виде баковых смесей. В России на местах и в ряде сельскохозяйственных НИИ есть богатый опыт их применения, в том числе с гуминовыми препаратами, снижающими их фитотоксичность. Но информациях о них в печатных издания крайне скудная.

В Украине специалистами корпорации «Агро-Союз» после анализа мирового опыта и успешной апробации на своих полях было предложено сочетание биологического и химического метода контроля сорняков. Он заключается в организации севооборота с чередованием злаковых и широколистных культурных растений холодного и теплого периода с применением селективных гербицидов, в результате чего в агробиоценозе происходит резкая смена условий обитания сорной растительности. В то же время более грамотно используются гербициды сплошного действия на основе глифосата, как в чистом виде, так и в баковых смесях с другими гербицидами и (а также с селитрой или с сульфатом аммония) с учетом цикличности движения углеводов в растениях в системе листья-корни.

Знания фаз роста растений, когда углеводы движутся в корневую систему, позволяет в разы уменьшать дозы гербицидов с получением ожидаемого результата. Кстати, «Агро-Союз» организовал платное обучение основам No-Till на русском языке.

Знания о сорняках и культурных растениях холодного и теплого периода хорошо известны агрономам старшего поколения, но в учебниках, на которых учились агрономы с 70-х годов, эта информация опущена.

При переходе на технологию прямого посева опрыскиватели становятся вторым по важности после специальных сеялок оборудованием в хозяйстве.

Можно пользоваться старым, но надежным трактором, но приобрести новую хорошо функционирующую систему для опрыскивания. Необходимо использовать самые лучшие опрыскиватели, даже если они дорогие. Хорошие опрыскиватели способствуют экономии времени и денег и очень быстро окупаются. Сейчас на рынке представлено большое разнообразие этих машин - поэтому потребуется совет специализирующихся на этом профиле людей. Самая трудная задача при ведении хозяйства сегодня заключается в регулировке опрыскивателя таким образом, чтобы иметь точное количество расхода химического продукта и воды в процессе опрыскивания. Наличие диплома у выпускника сельскохозяйственного вуза еще не дает гарантии, что он сможет сделать это правильно.

Вообще, система No-Till не терпит низкой культуры производства. Это касается тщательной отладки опрыскивателей, наладки посевных агрегатов для равномерной заделки семян на точно установленную глубину и многого другого. Неудачи при борьбе с сорняками часто приписывают гербицидам, но на самом деле это могло произойти вследствие плохо отрегулированного штангового опрыскивателя. Слишком большие дозы приводят к фитотоксичности культуры, снижают ее урожайность, что автоматически означает увеличение затрат на производство. А очень малые дозы приведут к неудовлетворительным результатам борьбы с сорняками, и таким образом в данном случае может быть потерян урожай. А в случае, если будет принято решение повторного опрыскивания культуры, это снова увеличит затраты.

Качество воды также является важным фактором для опрыскивания. Она не должна содержать ряда солей, которые могут дезактивировать некоторые виды гербицидов. Есть американский и отечественный (самарский) опыт предварительной подготовки воды, который дает значительную экономию средств на сокращении норм расходов агрохимикатов. Раньше рекомендовали использовать 400-600 л воды на гектар для разведения гербицида, но сегодня используют значительно меньше воды. При работе с гербицидами и другими перстицидами в баковых смесях с КАСом и другими удобрениями малообъемное опрыскивание исключается и требуется 200-250 л воды на гектар, так как возможны ожоги и даже эффект десикации. Глифосат действует эффективнее при использовании 50-100 л воды на гектар. Некоторые гербициды работают лучше при низком показателе рН, и если вода имеет щелочной показатель, есть рекомендации для его снижения.

Следующим важным шагом является регулировка сеялок для прямого посева таким образом, чтобы они меньше разрушали почвенный покров, равномерно распределяли семена на установленной глубине. На первый взгляд, это кажется простой задачей, как и в случае регулировки опрыскивателя, но все же порой необходимо вызывать механика фирмы-дистрибьютора данного оборудования для того, чтобы он запустил сеялку в ход и она функционировала бы соответствующим образом.

 

Сделайте почвенный анализ на полях и примите меры для достижения баланса между питательными элементами и показателем рН.

В советские времена эта задача решалась в рамках государственной программы «Плодородие». Сейчас почвенный анализ можно сделать по договору со специальными кафедрами сельскохозяйственных вузов, организациями, которые сохранили свои функции с советских времен. Подобные услуги предлагает концерн «Еврохим» и ряд других компаний. Большие холдинги могут позволить себе организацию собственных лабораторий, а малым производителям можно порекомендовать относительно недорогие комплекты для анализа, используемые в тепличных хозяйствах, а также оборудование для листовой диагностики для получения косвенных данных, необходимых для принятия решений.

Анализ почвы необходим для стремления к достижению сбалансированного показателя рН и является важным компонентом в достижении оптимальных результатов в системе No-Till . Если обнаружен низкий уровень некоторых элементов в почве, тогда необходимо внести определенные виды удобрений, включая известкование, для достижения хотя бы средних данных сначала и со временем высокого уровня питательных веществ в почве.

В понимании латиноамериканских исследователей в системе No-Till пахотного горизонта больше не существует. Он уступает место слою, насыщенному органическими растительными остатками, которые меняют движущие силы органического вещества почвы и круговорот питательных веществ.

Если анализ показывает малое количество фосфора, его рекомендуется увеличить до уровня выше среднего. Опыт канадцев показывает, что плодородие почвы при недостатке фосфора можно как-то компенсировать за счет его ленточного внесения при посеве. Ленточное внесение фосфорных удобрений значительно уменьшает коэффициент связывания фосфора в почве и его перехода в соединения недоступные для питания растений.

Почвы, которые в течение многих лет возделывались по технологии прямого посева, показывают большую концентрацию фосфора в поверхностном слое почвы. С этим фактом в этом году столкнулись ученые Прикумской опытно-селекционной станции (г. Буденновск, Ставропольский край), которые несколько лет следили за опытом внедрения метода на полях фермерского хозяйства А. А.Касича. Очевидно, происходят процессы, связанные с ростом растений, приводящие к аккумулированию фосфора со всей глубины почвообитаемого слоя, а также за счет того, что при повышенной активности почвенной микробиоты микроорганизмы выделяют органические кислоты и другие вещества, которые переводят нерастворимые фосфорные соединения почвы в доступное для растений состояние. Этот факт не оказывает негативного воздействия на урожайность культур и спустя несколько лет применения системы No-Till удобрение почвы фосфором можно сократить. Надо знать, что соотношение валового (нерастворимого) фосфора в почве к доступному для растений составляет 200:1, что говорит о наличии значительного природного резерва, который может быть вовлечен в сельскохозяйственное производство.

При увеличении биологической активности почвы увеличивается и эффективность действия минеральных удобрений, если на почвах, где активный гумус подвергся биологической деградации эффективность фосфорных удобрений достигает 11% и менее усвоения в год использования, то на активных почвах этот показатель может достигать 25%.

Обычно при использовании данной системы земледелия поверхностный слой почвы имеет высокое содержание влаги и низкую температуру, что позволяет корням хорошо осваивать поверхностный слой под мульчей и потреблять большое количество фосфора в данном слое. Совершенно непродуктивно следовать советам ученых, которые из теоретических соображений будут предлагать смешивать данный концентрированный фосфор, расположенный на поверхности почвы, с почвенными нижележащими слоями при помощи плуга, потому что больший контакт фосфора с почвенными частицами приведет к его сильному связыванию и уменьшению доступности для растений.

Часто почвы бывают кислыми и содержат токсичный для растений алюминий. В этом случае необходимо внесение полной нормы известковых удобрений под основную обработку почвы за один год до начала использования метода No-Till, и это должно быть последнее механическое внесение удобрений. Опыт показал, что знания относительно использования удобрений, полученные в сельскохозяйственных вузах, должны быть пересмотрены и на их место должны прийти новые методы.

При необходимости известь можно вносить поверхностно дозами от 1/7 до ½ от полной нормы раз в 2-3 года, а при применении ее вместе со специально подобранными сидеральными покровными культурами (рожь в том числе) можно добиться быстрого проникновения вглубь почвы.

Этот опыт был быстро воспринят фермерами Южной Америки и стал одним из факторов быстрого распространения метода No-Till.

В США до сих пор по этому поводу проводится множество дискуссий и дается много рекомендаций по применению пахоты раз в пятилетие для внесения извести, перераспределения фосфора и ликвидации уплотнения почвы. В данной ситуации цикличного применения пахоты почва всегда находится на переходной стадии, и фермеры, ориентирующиеся на эти рекомендации, не могут добиться всех преимуществ системы. Советы некоторых наших ученых являются отголоском североа

0

Бактериальные болезни растений - глобальная проблема современности

Автор: Admin от 1-04-2014, 18:02, посмотрело: 1317

НОВЫЕ БОЛЕЗНИ ХХІ ВЕКА

БАКТЕРИАЛЬНЫЕ БОЛЕЗНИ РАСТЕНИЙ – ГЛОБАЛЬНАЯ ПРОБЛЕМА СОВРЕМЕННОСТИ

 

Время появления новых бактериальных болезней – конец 90-х годов ХХ в. С 2003-2005 гг. они стали заметны по причине перехода к эпифитотийной стадии развития. В настоящее время существует серьезная недооценка вредоносности бактериальных заболеваний сельскохозяйственных культур, в том числе и зерновых колосовых. В полевых условиях их внешние признаки могут маскироваться либо проявлением голодания растений (из-за дефицита какого-то минерального элемента), либо симптомами вирусных или более «представительных» возбудителей микозов. При поражении растений бактериозами часто возникают симптомы азотного, магниевого голодания или нехватки железа. На зерновых колосовых в фазе кущения возникают симптомы фосфорного голодания, которые проявляются в виде засыхания части листовой пластинки. В этом случае внесение тех или иных удобрений не даст никакого эффекта. Обращает на себя мозаичность развития растений, связанная с развитием на полях корневых гнилей смешанного бактериального и грибного происхождения.

На кукурузе бактериозы визуально проявляются наличием разноярусности посевов на полях, при обследовании ослабленных растений (если вырвать и надломить основание корневой шейки) можно наблюдать потемневший зародышевый корень. Такие же симптомы наблюдаются у подсолнечника и рапса. При частичном поражении семян подсолнечника наблюдаются разреженность посевов, при сильном поражении семена могут вообще не взойти.

Pseudomonas syringaeаэробная бактерия-возбудитель бактериальных корневых гнилей и бактериозов зерна и листа, обитающая в верхних слоях почвы. Бич системы минимальной и нулевой обработки почвы. С конца 90-х годов ХХ века активно вытесняет из биоценоза Fusarium graminearum – грибного возбудителя корневых гнилей и фузариоза колоса по принципу паразит - гиперпаразит.

Наиболее вредоносные бактерии-возбудители бактериозов:

1. Pseudomonas syringae.

2. Xanthomonas translucens.

3. Xanthomonas arboricola.

Причины появления новых болезней:

  • естественная смена патогенов (в звене паразит – гиперпаразит) и усиление инфекционной нагрузки;
  • переход к минимальной обработке почвы или No-till и высокая насыщенность севооборотов злаковыми культурами;
  • неудовлетворительная агротехника (по обеззараживанию пожнивных остатков и уничтожению падалицы злаков перед подготовкой к осеннему севу);
  • высокая инфицированность семян;
  • использование в качестве протравителей семян только химических фунгицидных, а не бактерицидных препаратов;
  • доминирующие использование в агробиоценозах селективных средств защиты растений (фунгицидов);
  • мероприятия против патогенных грибов в агробиоценозах чаще не совпадают с необходимой противобактериальной защитой (бактерии начинают развиваться уже при t +2°С);
  • низкая супрессивность современных почв, т.е. низкая способность почв самовосстанавливаться и самоочищаться;
  • низкая компетентность специалистов в отношении бактериальных болезней растений (их диагностики и способов защиты растений).

Признаки глобальности проблемы:

  • Основным источником заражения растений в агробиоценозах является инфицированный посадочный материал (семена, клубни, луковицы, саженцы, черенки, рассада), распространяемый по всему миру.
  • Распространителями бактериальной инфекции в биосфере являются осадки, ветер, заражённые растительные остатки, беспозвоночные вредители, сельскохозяйственные орудия и инструменты для обрезки и прививок, оросительная вода, насекомые-опылители.
  • Инфицирование фитопатогенными бактериями растениеводческой продукции приводит к снижению её технологических и кормовых качеств.
  • Являясь активаторами кристаллизации воды (АКВ+), большинство фитопатогенных бактерий вызывают резкое снижение устойчивости растений к заморозкам и зимостойкости, а, поднимаясь в облака, они стимулируют градообразование.
  • В образовательных программах ВУЗов не уделено должного внимания изучению бактериальных болезней растений.

Может иметь место  развитие бактериозов как самостоятельных, так и совместное развитие нескольких возбудителей бактериозов, смешанные бактериально-грибные инфекции, бактериально-микоплазматические инфекции, последовательная смена бактериальных болезней грибными (последний вариант иллюстрирует массовое поражение деревьев каштана в Европе «неизвестной болезнью»).

Популяции фитопатогенных бактерий на территории России имеют характерные признаки,  как по видовому составу бактерий, так и по генетическому разнообразию внутри видов. Ряд видов (Cmm,              X. arboricola) перешел к паразитизму на новых растениях-хозяевах. Новые виды фитопатогенов проникают в Россию с посевным и посадочным материалом и переходят к эпифитотийному развитию.

Косвенные признаки заражения бактериальной инфекцией в последние 2-3 года.

1. Понижение качества зерна при хранении (падение содержания клейковины).

2. Снижение хлебопекарных качеств муки, изготовленной из зараженного зерна.

3. Снижение расчетной динамики получения прибавки веса птицы, поросят и телят.

В  Списке пестицидов разрешенных к применению на территории России нет химических препаратов бактерицидного действия!

Способы контроля бактериозов:

  • Препараты-антибиотики;
  • Микробные препараты на микробах- антагонистах;
  • Микробные препараты на микробах-заместителях;
  • Микробные препараты для разложения пожнивных остатков и санации почвы с целью удаления бактериальной инфекции;
  • Препараты в разработке.

Выводы:

1. В 2008-2010 гг. выявлено эпифитотийное распространение бактериальных болезней на посевах зерновых колосовых культур на Юге России, Украине, Аргентине, Сербии и других странах.В 2010  в этих странах это привело к падению урожайности  до 40 процентов. Именно по этой причине происходит снижение уровня общемирового производства зерна и приближения кризиса продовольствия.

2. Наиболее распространены и  вредоносны фитопатогенные бактерии Pseudomonas syringae spp.

3. Определено, что бактериозы снижают урожайность в два и более раза за счет уменьшения кустистости, длины колоса и его озерненности, массы 1000 семян, содержания хлорофилла.

4. Установлено, что под влиянием бактериозов снижается качество зерна пшеницы, причем применение бактерицидных средств обеспечивает формирование высокого содержания клейковины.

5. Применение различных бактерицидных средств для протравливания семян, с использованием обработки вегетирующих посевов  антибиотиками-продуцентами стрептомицетов  с внесением микробиологических средств в рекомендуемых дозах обеспечивает защиту посевов от бактериозов, а также сохранность урожая и его качества.

6. Основным препятствием массового внедрения систем минимальной и нулевой обработки земли на период ближайших нескольких лет будет распространение корневых гнилей смешанного бактериально-грибного происхождения, против которых нет эффективных, находящихся в арсенале агронома, протравителей семян культурных растений.

7. Ожидаемое развитие эпифитотии через 1-2 года может привести к падению вала производства зерновых культур в мире минимум на 30-70%, а также снижению качества зерна и вызвать серьезные проблемы с продовольствием. Уменьшение валового производства сахара в связи с поражением сахарного тростника бактериозом в 2009 году привело к изменению в сахарной отрасли стран производителей свекловичного сахара и изменению ситуации на рынке сахара.

8. Использование инфицированного зерна на корм скоту приведет к падению продуктивности животноводства.

9. Применение инфицированного зерна в выпечке хлеба может привести к проблеме ухудшения здоровья человека.

10. Через 7-8 лет после нанесения значительного ущерба, эпифитотия пойдет на убыль в связи с действием в природе закона саморегуляции и появления антагонистов  возбудителей бактериозов. Предположительно это будут вирусы. Распространение вирусов может привести к эпифитотии вирусных болезней растений и человека.

11. В настоящее время снижение продуктивности сельхозкультур из-за отсутствия специальных знаний и диагностики будут приписывать засухе, низкому количеству внесенных минеральных удобрений и пр., ввиду отсутствия у специалистов-защитников специальных знаний и методик определения болезней бактериального происхождения, а также специальных атласов – определителей бактериозов.

12. Проявление внимания государства к проблеме эпифитотии бактериозов может снизить потери на национальном уровне.

ООО НПО Биоцентр «Дон»

(863) 201-40-46, +7 (919) 772-77-74

Тел. + 7 (903) 439-99-16; +7 (915) 348-88-10; +7 (928)187-31-04

E-mail: inbioinfo@yandex.ru; biocentr@mail.ru

www.stimix.ru

0

Аграрии в поиске новых методов обработки почвы

Автор: Admin от 1-04-2014, 18:00, посмотрело: 825

Особенности уборки зерновых культур в неблагоприятных погодных условиях и результаты действия биопрепаратов на посевы обсуждали участники встречи в хозяйстве «Биоресурс» Агаповского района Челябинской области. Это предприятие было выбрано не случайно, поскольку там даже в засуху получают не менее 25 — 30 центнеров зерна с гектара.

 

DSCN6451--01.jpg

 

Открывая совещание, организованное министерством сельского хозяйства Челябинской области, заместитель министра Татьяна Гросуль призвала руководителей хозяйств, агрономов активнее обмениваться опытом, преодолевать стереотипы в агронауке, учиться и применять свои знания на практике.

В ходе обсуждения руководители южноуральских агропредприятий сошлись во мнении, что одним из главных факторов успешной уборки в условиях переувлажнения почвы является скорость уборочных работ. Когда на счету каждый солнечный день, нужно по максимуму использовать возможность выехать на поле.

 

DSCN6425--002.jpg

 

В ООО «Биоресурс» в текущем году для уборки зерновых используют, наряду с традиционными комбайнами, машину со специальной скоростной жаткой очёсывающего типа. Эта жатка не скашивает стебли растений, а отрывает от них колоски, которые потом обмолачиваются в механизме комбайна. Благодаря такой особенности уборки молотильные механизмы не забиваются соломой, к тому же высвобождается значительная доля мощности двигателя комбайна, и в результате он может развивать скорость на поле до 9 километров в час. После прохода такого комбайна вся остальная масса растений остаётся на корню на поле. Эти пожнивные остатки можно с успехом использовать зимой – для снегозадержания, а главное – для обогащения почвы питательными веществами в тёплое время года. Но для этого нужна специальная технология.

 

DSCN6420--04.jpg

 

О такой технологии рассказал участникам совещания директор ООО НПО «Биоцентр Дон», кандидат биологических наук Александр Харченко. Учёный уже приезжал в Челябинскую область в январе текущего года и рассказывал южноуральским аграрным руководителям о методах повышения урожайности сельскохозяйственных культур. В этот раз он объяснял, как «оживить» землю и вернуть ей первозданное плодородие.

Вся проблема используемой сегодня технологии обработки почвы и выращивания сельхозкультур, по словам Александра Харченко, заключается в том, что она ведёт к уничтожению полезной микрофлоры в почве. Микроорганизмы, перерабатывающие органику — остатки растений, погибают от избытка химических веществ — гербицидов, фунгицидов, минеральных удобрений, – а их место занимают патогенные организмы. Причём распознать их очень трудно, поскольку вызываемые ими болезни растений по симптомам похожи на другие, хорошо изученные. По мнению Александра Харченко, применять большое количество удобрений агрономов заставляет снижение плодородия не только из-за чрезмерной химизации, но из-за нарушения естественной структуры почвы. Это является следствием многолетних вспашек полей, в результате которых под слоем пашни образуется так называемая плужная подошва – плотный слой земли, препятствующий впитыванию влаги в нижние слои почвы.

 

DSCN6441--10.jpg

 

Выходом из такой непростой ситуации является целый комплекс мер по оздоровлению пашни. Необходимо вытеснить патогенные бактерии из почвы и заселить в неё полезные микроорганизмы, которые обеспечат биологическую активность в корневой системе культурных растений и их полноценное питание. Полезная микрофлора также запускает механизм саморыхления почвы. Это, наряду с чизелеванием, поможет избавиться от плужной подошвы и будет способствовать резкому увеличению влагоёмкости земли. В дальнейшем поля с такой почвенной структурой уже не нужно будет пахать, поскольку биомасса почвы сама обеспечит необходимую рыхлость. Кроме этого, за счёт запуска естественных процессов оздоровления почвы повысится её плодородие, тоже за счёт деятельности микроорганизмов. А это значит, снизятся расходы на минеральные удобрения. Предлагаемая «Биоцентром Дон» технология возделывания почвы позволяет решить все современные проблемы пахотной технологии и на порядок увеличить урожайность при заметном снижении себестоимости производства зерновых и кормовых культур.

 

DSCN6408--05.jpg

 

Практическое применение новая биотехнология возделывания почвы нашла в ООО «Биоресурс». Руководитель хозяйства Александр Рюмин говорит, что искать новые способы обработки почвы заставила сама жизнь, поскольку горючее, удобрения и средства химической защиты растений в последнее время сильно подорожали, и традиционные технологии уже не позволяют выходить на необходимый уровень рентабельности. Начав работать по новой системе, с научным сопровождением ростовских специалистов, в ООО «Биоресурс» в прошлом году получили урожайность до 30 центнеров зерна с гектара, при минимальных затратах на внедрение новых приёмов обработки почвы.

 

DSCN6416--06.jpg

 

О собственном опыте внедрения беспахотной технологии возделывания сельхозкультур рассказал участникам совещания руководитель СПК «Красная Башкирия» Абзелиловского района Республики Башкортостан Раиль Фахрисламов. Поля «Красной Башкирии» граничат с полями хозяйств Агаповского района Челябинской области, климатические и погодные условия одинаковые. По словам Раиля Салаватовича, начав в 2011 году с 400 гектаров полей, засеянных по беспахотной технологии (no-till), в течение двух лет они перевели все свои посевные площади на новую систему обработки. Для этого пришлось переоснастить все сеялки, приобрести биопрепараты. Результат – урожайность зерновых выросла на 50 процентов – до 25 центнеров с гектара, за счёт увеличения влагоёмкости почвы резко снизилось влияние засухи. Перейти на no-till Фахрисламова тоже заставила нерентабельность традиционной технологии. Побывав в Аргентине, Канаде, США, Австралии, где фермеры активно применяют беспахотную технологию, башкирский аграрий понял, что будущее за беспахотной обработкой. Безусловно, успех в этом деле зависит от тщательного выполнения всех агротехнических приёмов, которые должны разрабатываться для каждого конкретного поля. При этом на первый план выходит борьба с сорняками, а также тщательный подбор состава микробных смесей, которые запускают в почве естественные биологические процессы.

 

DSCN6455--07.jpg

 

В завершение совещания руководитель ООО НПО «Биоцентр Дон» Александр Харченко ещё раз подчеркнул преимущества технологии no-till:

– Вы не представляете, сколько можно получить питательных веществ для растений за счёт биологической активности земли!

По словам учёного, мгновенного максимального эффекта переход на no-till не принесёт, потому что нужно 4 – 5 лет для оздоровления почвы. Но положительные результаты в виде роста урожайности уже можно видеть в пределах одного сезона.

Источник

0

Партнёры

Автор: Admin от 1-04-2014, 17:58, посмотрело: 416

Назад Вперед

ЮГАГРО - 2017

28 ноября - 1 декабря 2017
Краснодар, ВКК "Экспоград Юг"

(c) 2017 Все права защищены.
Копирование материалов возможно только
с письменного разрешения руководства группы компаний Биоцентр.